шарф

Ирландские очерки. Ненависть к англичанам, город Лимерик и сожжение книг...

А вот, о други, спустя некоторую заминку, связанную с путешествием на родину, я продолжаю публикацию своих "Ирландских очерков" в "Контексте" и уже почти заканчиваю - осталась только одна заключительная часть. (Целую книгу настрочил - вот это я!!))
В этом отрывке - путешествие к знаменитым скалам на западное побережье, ирландская ненависть к англичанам, типичный ирландский водитель, город Лимерик и мировой литературный бестселлер с ним связанный, которыи подвергли на родине сожжению, и "лимерик" моего собственного сочинения, сравнение Лимерика с родным городом автора Жуковским - одинаковым по населению...

"Ну, и дальше он (ирландский водитель-экскурсовод - А.К.) долго и красочно повествовал о том, что я уже отчасти поведал в этих очерках – о противостоянии католиков и протестантов, о чудовищных притеснениях, варварских законах, захватнических войнах, опустошении земель, запретах, голоде и кровожадном Кромвеле. И, конечно, добавил много новых красочных деталей к названной теме, пересказывать которые не имеет смысла, хотя в правдивости я не сомневаюсь, просто это превратило бы эти записки в обличительный трактат, а я надеюсь все же, что они составят не тяжелое чтение....

Тут мы с женой, надо сказать, изрядно удивились и даже немного испугались. Первое, о чем мы подумали, когда услышали такой напористый наезд на англичан, это следующее: а откуда он вообще знает, что среди нас нет англичан? Ведь по статистике (правда об этом я прочитал позже, но он-то об этом знал наверняка) их могло быть пол-автобуса. То есть, мы подумали, что создалась явная угроза того, что мы окажемся участниками продолжения борьбы ирландцев за независимость в "одном отдельно взятом" автобусе. Разумеется, мы бы нисколько не сомневались, чью сторону взять, однако полечь костьми за ирландскую независимость и демократию по пути на скалы Мохер в наши планы все же не входило.

Надо сказать, что мы так и не ответили себе на этот вопрос – почему водитель оказался столь борз в своих высказывания? Долго размышляли – может быть, он как-то заранее знал, что среди нас не было англичан?...

Мы все ждали, когда кто-то возмутится, но все только похихикивали. Я пытаюсь примерить ситуацию на себя, если бы он половину того, что говорил про англичан, допустим, говорил в сходной ситуации про русских, я бы не сдержался и возмутился бы, влез. Ну, либо покинул бы эту экскурсию, как-нибудь хлопнув дверью и наступив ему на прощанье на мозоль. Но ничего подобного мы не увидели, и с тем через два с половиной часа мы и приехали в Лимерик. Наверное, англичан среди нас не оказалось....




шарф

Ирландские очерки. Ирландский язык, полиглот Мэрфи и во что одеты дублинские женщины

Новая порция ирландских очерков: об утрате языка, опять о Джойсе и "народных джойсоведах", об ирландских женщинах...

"Элегантней всех в Дублине одеты японки (как, впрочем, и везде). Сами же ирландки одеваются как-то хаотично-бестолково и даже вульгарновато, в какое-то немыслимое соединение цветов и случайных одеяний. Скажете, почему я знаю, что это ирландки, а не приезжие? А всё просто, все остальные – то есть туристическая толпа, одеты в международную униформу всех туристов – шорты, майки, фотоаппараты (теперь смартофоны), небольшие сумки для денег и воды – через плечо, в руках держат карты. В жару – панамы, в дождь – дождевики. Молодые японки умудряются иногда и в этом во всем выглядеть элегантно (и вообще – никакая нация кроме них тотальной элегантностью не отличаются, только выборочной), по этому признаку их, кстати, можно отличить от китайцев."

"По статистике, пользуется ирландским в обиходе 2-3 % населения, в основном, живущих на западном побережье, приходилось встречать цифры и 1,5 %, самую большую цифру, которую называют – это 4 %, но это вряд ли, поскольку встретилась только в одном месте.

Ну, вот не могла не напроситься лестная нам аналогия: а вот наши татары, в нашей, известной всему миру "тюрьме народов", говорят по-татарски, ингуши по-ингушски, якуты по-якутски, осетины по-осетински. Внутрироссийские языки взяты мною случайно, первое, что на ум пришло. Но потом посмотрел статистику по ним и оказалось, что на каждом из этих языков говорит народу в разы больше, чем ирландцев на ирландском. По-якутски - 450 тыс, по-ингушски - 306, по-осетински – свыше 500 тыс. Про татар я вообще молчу – на языке говорит 4,5 млн человек!"



аптека Свени, где Блум купил мыло жене Молли


Внутренности аптеки

И дальше: разные женские типы. описанные в очерке




шарф

Декан Свифт и дублинские пьяницы

Еще одна порция (уже пятая) очерков про Ирландию на портале "Контекст"... На этот раз об английских захватчиках и Дублине как их оплоте. О высокопоставленном религиозном чиновнике Свифте, эротических мотивациях англиканства, парадооксах с главными Дублинскими храмами и религиозном противостоянии в Ирландии. О том как пьяно пошатывается вечерняя толпа и о ценах на алкоголь.

Вообще, современные русские в большинстве – "образованцы" с весьма ослабленным либо даже негативным интересом к религии в целом (даже к ее историческим аспектам) и, тем более, к малоразличимой для них разнице каких-то там конфессий христианства на западе, они в своей-то религии совсем не разбираются и сплошь и рядом несут дикую ахинею по простейшим вопросам и чуть что прикрываются "богом в душе", как будто это освобождает от необходимости иметь "царя в голове".
К сожалению, в таком невежественном, с очень высоким коэффициентом умственной отсталости дискурсе на религиозную тему тонет нынче значительная часть образованного класса России и преобладающая часть молодежи – результат отсутствия хотя бы минимального религиозного ликбеза в семье и школе. Современному русскому кажется первобытной дикостью это многовековое противостояние католиков и протестантов на основании каких-то там совершенно неразличимых с точки зрения современного тотально хиптезированного сознания (то есть максимально поверхностного, где глубина познания вытеснена частотой тыканья пальца по экрану смартфона) расхождений в вероучении. Разбираться в этом смысла нет, так как это неважная для современной коммуникации информация, лишнее знание. Несмотря на то, что это мочилово и по сию пору продолжается, а религиозные различия многое определяет в политике и жизни людей, – этого всего современному "хипстеру по национальности и вероисповеданию" совершенно не понять. То ли дело разбираться в чем-то более насущном, без чего реально не прожить, например, чем инфлюэнсер отличается фолловера. Без этого тебя в "приличное общество" не запусттят



На фото: наа первых двух - Собор св Патрика изнутри и снаружи; на вторых двух - строения Дублинского замка - оплота оккупационной администрации; на двух последних - уличные пьяницы. встреченные мною в первый же вечер. один лежит на ступеньках какого-то двоорца, второй висит на поручнях остановки возле гостиницы в центре.











шарф

Ирландские очерки. Архитектура, музыка и запах старых библиотек

Вот очередная порция про Ирландию на портале "Контекст".
Экскурсовод не по призванию. Скучен ли Дублин? Георгианская архитектура и для чего служат яркие двери. Уличная музыка и музыка в пабах. Тринити-колледж и его старая библиотека. Спрей для повышения умственности... Келлская книга и Кельтская арфа.

Ежели в городе главное это звук - крики чаек, то в знаменитой Старой библиотеке Тринити колледжа (колледжа Святой Троицы, самого известного университета Ирландии, где учились и Свифт, и Уайльд, и Беккет) главное - это запах старинной библиотеки, где страницы и переплеты книг выполнены из телячьей кожи (на одну книгу Келлс ушло целое стадо - свыше 200 коров), да плюс еще "пыль веков" на корешках, и стеллажи из какого-нибудь черного дуба, которому тоже лет 500. Если сюда завести человека с завязанными глазами, даже того, у которого дома ни одной книжки отродясь не бывало, кроме как про аквариумных рыбок, он все равно сразу поймет – это запах библиотеки, причем, именно старинной. Современные так давно уже не пахнут. Кроме всех вышеперечисленных запахов в нем, возможно, присутствует еще некий концентрированный запах "мудрости веков" (это не то же самое, что "пыль веков"), умственных усилий гениев человечества (бюсты особенно пахучих выставлены в проходах) и наверняка еще сохранился запах суровых ирландских средневековых монастырей, где они переписывались. Честно говоря, я никогда и нигде не слышал такого запаха. Причем, у меня завсегда фоновый полунасморк, часть обоняния отсутствует, – а тут вдруг пробило!

На фото: Старая библиотека Тринити колледжа (и моя худощавая спина на переднем почти плане), книжные полки, иллюстрация из Келлской книги, дублинские двери...








шарф

Ирландские очерки. Путем Блума через пабы

Новая порция ирланских очерков на портале "Контекст"
Здесь - поиск дома, откуда поутру 16 июня вышел герой романа "Улисс", попытка ужина, вообще о кухне и даже немного об еротике...

16 июня 1904 года происходят все события в романе, а дату эту взял Джойс в память о том дне, когда его будущая жена Нора Барнакл (прообраз жены Блума – Молли в романе), горничная одного из дублинских отелей, пришла к нему на свидание и моментально "дала". На Джойса это произвело такое сильное впечатление, что он все вымышленные события романа поместил впоследствии именно в этот день, своего рода, памятник первому эротическому свиданию. Впрочем, Нора, скорей, "недодала", вполне возможно, сознательно поступив таким образом, защищаясь от возможного напора Джойса, чреватого последствиями. Вполне также возможно, что это довольно распространенный прием сексуальной "техники безопасности", к которому прибегали многие девушки в той же Ирландии (и за ее пределами) в эпоху, когда контрацептивы еще не продавались в автоматах в каждом туалете или хотя бы в аптеке (а во времена Джойса они в Ирландии и вообще были запрещены). А вот как этот важный момент в своей жизни, а затем и в истории мировой литературы описывает сам Джойс в позднейшем письме к Норе (цитирую по книге С. Хоружего "Улисс в русском зеркале"): "Ведь это ты, бесстыдница, вредная девчонка, сама первая пошла на все. Не я начал первый трогать тебя тогда в Рингсенде. Это ты скользнула рукой мне в брюки ниже все ниже потом отвела тихонько рубашку дотронулась до моего кола щекочущими длинными пальцами и постепенно взяла в руку целиком, он был толстый, твердый, и начала не торопясь действовать пока я не кончил тебе сквозь пальцы, и все это время глядела на меня, наклонясь, невинным и безмятежным взглядом".



Самый старый дублинский паб, в котором так и не удалось поесть


Традиционный ирландский молочно-рыбный суп
шарф

Ирландские очерки. Литература, Гиннес и всепобеждающая хореография

Продолжаю публикацию уже полностью готовых "Ирландских очерков", которая начата в предыдущем посте моего блога главой о путешествии в музей Джойса в Башне Мартелло, где начинается знаменитый роман... Очерки публикуются на портале "Контекст" и здесь в ЖЖ будут появляться по мере опубликования на портале небольшими главами. Хронологически и логически этот очерк первый...

Ирландский танец – однообразен и могуч. Под зажигательную, хоть и несколько монотонную, повторяющуюся музычку большим и плотным строем семенят и слегка подскакивают (это два главных приема плюс еще степ) толстоногие и крепкозадые ирландские девки в очень коротких юбках, иной раз задирают ноги довольно высоко, чуть ни как в варьете – так, что у всех видны черные трусы, впрочем, их и так хорошо видно буквально при каждом подпрыге – и ног не надо особо задирать, поскольку юбки обычно весьма коротки и постоянно трепыхаются на мощных округлостях. Ирландский балет - самый крепконогий и мясистый балет в мире, куда крепче и мясистее армянского, вошедшего в поговорки. Ирландцы вообще народ мощный и приземистый, и балет у них такой же, да туда еще и отбирают, наверное, девок повыше, а если посмотреть "художественную самодеятельность" из ирландских танцев на ее родине, то так, наверное, может выглядеть еще и выступление хореографического кружка для жен подводников Севморфлота. Предполагаю, что именно этим ирландский танец и захватил человечество – своей крепконогозадостью, ведь тогда – в 90-е, в моде были повсеместно девки субтильные, с ножками-макаронинами, отчего нормальные женщины выли от досады и недостижимости идеала. А тут свое, понятное, естественных размеров и округлостей, что, на самом деле, и соответствует вкусам большинства мужчин, хоть они этого зачастую и стесняются под давлением навязанных стереотипов. Так что – ирландский танец – это мгновенно произошедший выплеск коллективного мужского бессознательного (да и женского тоже): родное и мясистое, да еще и резво подпрыгивает.


Самый крепконогозадый балет в мире
шарф

Бык Маллиган, башня Мартелло и стрельба из пистолета в замкнутом помещении (из заметок про Ирландию)

В начале августа довелось прокатиться, хоть и коротко, по Ирландии, исходили Дублин в том числе и "путем Блума". Это часть очерков про поездку на знаменитую башню Мартелло, с которой начинается роман... Материал опубликован на портале "Контекст"

...мы заметили, что все люди, имеющие отношение к Джойсу, все эти одинокие интеллектуалы-энтузиасты, поддерживающие память о нем и затягивающие нас в эту увлекательную игру "пройди по Дублину путем Блума" – все они говорят таким дружелюбно-вкрадчивым, суггестивно-щелестящим тихим голосом, которым обычно разговаривают психотерапевты с пациентом, лежащим уже на кушетке. Трудно представить, что эти люди могут орать, например, или грубить, ругаться. Только погружать в гипнотический сон с видениям. И еще все они эдак кротко и приветливо улыбаются, это вам не американская бизнес-улыбка до ушей, это другая – мягкая, сочувствующая человеческому существованию в принципе. Так и ждешь, что они еще к этой улыбке - положат тебе руку на жилетку, погладят и успокоят: "Тихо-тихо, Вася, не нервничай, всё уже позади, ложись вот сюда на кушеточку, милый, щас мы тебе почитаем Улисса нараспев, все забудется…"


Неизвестная нам девица, приехавшая на башню почитать Улисса


Вход в музей и вестибюль пристроенный в 70-х, когда там жил Джойс, они входили по железной внешней лестнице прямо на второй этаж.


Башня в разрезе, вот они жили во втором этаже


С птичьего полета - башня и рядом дом арихтектора, который затеял купить башню и сделать музей


Дом архитектора Майкла Скотта
Collapse )


Эти милейшие сотрудники-энтузиасты музея (внизу тое они)




Витрина с личными вещами - жилет, трость, гитара, галстук Беккета


Галстук отдельно


Сундук Норы и дверь на второй этаж


Обстановка комнаты



Лестница на второй этаж


Окошко-бойница


Портрет Норы
шарф

Говорит и заговаривается Москва (о Доренко)

По моему скромному мнению, покойного Доренко даже и нельзя назвать журналистом. Он прославился именно как пропагандист разговорного жанра. Самым ярким деянием в его карьере был отстрел блока Примакова и Лужкова на выборах в Думу в 1999 году, чем он занимался оголтело и за отдельные, видимо, деньги от Березовского, с кем, по разным тогдашним еще утечкам, координировал этот расстрел... А оголтелость и цинизм, с которыми он выполнял эту работу по найму не соотностится ни с какими представлениями о журналистике, да и человеческой морали тоже... Так что после того, как он сделал гнусный репортаж из операционной, где Примакову меняли суставы - "гляньте, мол, вот опять нам инвалида подсовывают..." ему бы приличный человек не должен бы и руки подать, а уж из профессии надо бы - поганой метлой... А вот подиж ты - еще 20 лет благополучно проквакал в теле и радиоэфире, как все быстро забывается...

А ведь Примаков был тогда единственной надеждой всех здравомыслящих людей, часто в независимости от партийной окраски, в качестве альтернативы безумному Ёлкину и его окружению, на руку которым сыграл тогда Доренко. И он не мог этого не понимать. Помню ощущение брезгливости от его выступлений, репортажами их не назовешь, это было циничное поливание дерьмом за крупные деньги, все знали, что это так, и он знал, что все это знают и понимают что происходит, но это только добавляло ему нахрапу... Цинизм, это когда делаешь неприличное с восторгом. Вот он и был таким восторженным брандспойтом, подключенным к канализации (Березовскому)...

В последнее время мне тоже доводилось, по большей части случайно, слышать короткие монологи постаревшего Доренко на разных ток-шоу.... Удивительное дело, проработав всю жизнь, так сказать, в "разговорном жанре", он, тем не менее, не мог внятно изложить даже простейшей мысли... Тяжкое впечталение производил это громкий, почти кричащий захлебывающийся голос, да еще с такой инонацией (с вызывающим протягом гласных в конце: "ну, ты что внатуре страх потерял, даа?"), с которой объяснялась шпана в подворотне эпохи развитого социализма... Никто уж даже этого и не помнит из свежей поросли... Понять, что он говорил и к кому выражал претензию своей странной интонацией, было совершнно невозможно... Довольно тяжкое впечаление, в эти минуты мне его становилось немного жаль, как по-человечески жаль становится придурка Невзорова в красном пальте, который тоже работает в том же жанре - еще пожалуй хуже, но диагноз тот же...

Были ли у него вообще какие-то хоть убеждения - не ясно... Из того, что он говорил, понять было совершенно ничего невозможно, Скорее, не было никаких - куда ветер подует...

Вообще - много и попусту говорить это не профессия, это навык, возможно врожденный, который рано или поздно доводит до безумия... То есть рано или поздно говоримое становится чем-то самостоятельным и управляет говорящим, он его уже сам не понимает... Да оратору это уже не кажется важным, то есть не важным становится понимание его еще кем-то, а важным только то, что он сам стоит вот такой красивый в красном пальте и говорит, сам процесс говорения, самоупоение... Так что, ежли ты не прокурор/адвокат, либо преподаватель, который "излагает материал" по определенной, заранее продуманной схеме, то такого хаотического буреломного пиздежа следует избегать любой ценой для душевного здоровья, прежде всего, самого говорящего... Мозг выносит почище водки. Тут уместно вспомнить народную мудрость: говори, да не заговаривайся... То есть народ давно отметил эту особенность болтунов, порождать непролазный туман из сказанного, который уже не поддается ни логике, ни пониманию.

В заключении повторю уже для зануд одну банальность, почти пошлость: да, гибель трагическая, по-человечески жаль, нехай бы жил... но вот память моя об нем именно такая, не вижу необходимости скрывать эту оценку, он мне не друг-не брат, в каких-то особенно благородных деяниях на благо отечества тоже замечен не был, а другого случая сказать не представится, поскольку помнить о нем будут недолго...
PS. А вот тут мне еще добрые люди подсказали, что он еще и за Майдаун 2004 топил... Тоже характерный симптом...

шарф

К 100-летию поэта фронтовика Бориса Слуцкого

Товарищ мой - поэт и публицист Андрей Дмитриев написал статейку о Слуцком и о проекции его творчества на современную Украину, они земляки...

Один разумный публицист, эмигрировавший из послемайданного Харькова, любит повторять: «Не сделаешь ты — это сделает противная сторона, но с обратным знаком». Так и вышло. Сколько говорили, писали, что в Харькове должна быть улица Слуцкого, что нужен памятник Слуцкому, что хорошо бы муниципальным властям учредить международный фестиваль имени Слуцкого… Но до майдана все эти инициативы воспринимались так, как если бы с ними обратились к Паниковскому и Балаганову. А после майдана пришло время дегенератов и блондинок, переименовывавших улицу Красного Летчика в улицу Шевелева – третьесортного филолога, добросовестного коллаборациониста и старательного пропагандона времен фашистской оккупации Харькова.

Однако, почему же светлолицая образованщина не смогла приспособить Бориса Слуцкого под нужды «революции гидности» и ее выдвиженцев? Во-первых, скудоумие и пробелы в образовании. Во-вторых, те образованцы, которые всё же перескочили через «во-первых», вполне догадываются, что стихотворение Слуцкого «Как убивали мою бабку…» посрамляет всю идеологическую нацистскую работу вятровичей и прочих фальсификаторов истории.

шарф

Как я понял, украинская Зелёнка про 2 мая в Одессе не вспомнил...

Взаместо этого подсчитывал протяженность русско-украинской границы, последние метры шагами, наверное, промерял...А ведь за него голосовало множество людей, для которых это важная, трагическая дата...
Сдается мне, что на Украине главное веселие только начинается...