June 27th, 2005

шарф

Запах правосудия

Пишу для немцев статейку про русские суды. Собрал материалы, начитался всякой дряни про суды и судей и - сил нет писать. Дурка валяю, избегаю окунания туда с головой. Сразу настроение портится, вспоминается родина со всеми ее запахами - ментовки, подвальной качалки, постоянно горящей помойки, всевозможных администраций и толстоморденьких мужичков в галсуках, концы которых уже не висят, а лежат на отросших сферах, - подавляющий русский антропологический тип чиновника. Кажется русский чиновник тоже пахнет как-то по-особому. Свой запах есть и у суда.
Был и у меня опыт судебного дела. В одном русском районном городе у меня была газета, собственная, "независимая" (ну от властей по крайней мере). У властей была еще зависимая, поэтому нашу старались не замечать. От корреспондентов отмахивались, на вопросы не отвечали. Мы решили действовать по закону (закон о СМИ): послали письменно ряд вопросов мэру - зачем в Америку ездил, куда эти деньги дел, куда те? Вопросы, конечно, наглые, но - мог бы хоть соврать, отговориться. Ведь в подобных русских случаях все и так знают, что деньги украл, в Америку ездил отдыхать на наворованное и проч и проч. Но важно было заставить его хотя бы приобрести привычку разъяснять населению свои действия, пусть заведомой ложью, отчитываться как-то.

Они не ответили, причем мы явно показывали желание подать в суд, когда сроки кончатся, намекали так сказать. Прождали два или три положенных срока, потом подали. Здесь они (мэрия) зачесались, то ли не ожидали от нас такой наглости, то ли просто дело им казалось настолько мелким и незначитальеным, что просто засунули его в дальний ящик. Начался суд. Сторона администрации утверждала, что тотчас же послала нам письмо с ответами (было приложено к делус -липовое, сочиненное задним числом), послали обычной почтой, оно, мол, и затерялось. Разумеется, это была ложь, корреспонденты ходили чуть не каждый день спрашивали и ответа и вообще - будут ли отвечать.

Поначалу я подумал: Боже, какие дураки! Есть ведь книга приходов-выходов, там же все есть. Специально проконсультировался - можно ли ее подделать? Сказали - что все-таки в такой организации как мэрия - почти невозможно. Ну, без последствий невозможно... Было не понятно - на что рассчитывали?
Потом стало понятно. Попросили судью принести книгу. Вот тут еще общая бестолковость наших официальных мест и чиновников сказалась.... Может, русские вообще не могут (или не любят) думать вперед? Судья могла бы отклонить мое ходатайство о книге, но она, дура, зачем-то согласилась. Администрация уже напечатала несколько липовых бумажек-квитанций и они были в деле, могла бы счесть их достаточными. Принесли книгу: вся книга написана ровным почерком, одной рукой секретарши и даже одной ручкой, кроме нашей записи, которая была сделана другой рукой и чернилами по грубо, видать, бритвой соскобленному месту. Я улыбнулся от неожиданности, даже не поверил в такую остолопщину
- Ну что, - говорю судье, - все ясно, запись подтерта, никакого письма не было?
- Да, все ясно, - отвечает судья, - запись действительно исправлена, бывает ведь, что и опытные серкретарши ошибаются. Ошиблась - исправила. Здесь же ясно записано - письмо было!

Я не стал возражать: Было, так было. Для нас тогда главное было заставить их почесаться. Подробное описание процесса мы, разумеется, опубликовали с фотографиями. Почему-то они все даже обиделись на это, видимо, считали, что честно выиграли процесс.

Интересна еще была чреда чиновников администрации, которые проявили редкостные театральные таланты: врали на суде, как они сочиняли это письмо, как они обсуждали его сообща...