July 1st, 2005

шарф

Вежливость

Поутру как всегда пошел за свежими булками. Вошел в булочную - пусто, продавшщица мельтешит за лотками. Кричит радостно: "Морген". Пока выбираю булки, входят еще несколько человек - всех приветствует, никого не упускает. При подходе к кассе еще раз: "Халлё" И - короткий дружелюбный взгляд в глаза. И я делаю тоже самое - тоже улыбаюсь и смотрю в глаза. Натренировался за годы. Расплатился, прощаемся, говорит: "До свидания, хорошего дня!" И опять - поднимает глаза и улыбается, как родному - в глаза же. Отвечаю - и вам мол, того же, поднимаю глаза, улыбаюсь. Я уж даже и не удивляюсь давно вежливости в целом, этому вбитому этикету, отудивлялся лет эдак 10 назад. Удивительна эта синхронная пластика движений во взаимной вежливости: приветствиями и пожеланиями мы с ней обменивались по очереди, а глаза навстречу друг другу поднимали одновременно, чтоб на короткий миг встретиться и улыбнуться. Поди попробуй - поймать глаза продавщицы в русской булочной. Ну, в смысле - из вежливости. Поймать можно лишь втом случае если она их "строит", "постреливает" в надежде обратить внимание на располагающиеся ниже части ее организма.

Часто звоню в Москву, иногда ошибаюсь, либо нет того, кто нужен. И я не помню еще ни одного случая ответа, который бы нельзя было расценить как грубость. Раньше я, наверное, сам не обращал на это внимания. А сейчас, когда отвык от русской манеры общения, от почти оскорбительной манеры телефонных разговоров, когда кладешь трубку и думаешь всякий раз: "Нахамить что ли хотел? Специально?"
Звоню тут приятелю, отвечает мужской голос, чувстую что ошибся, но все же спрашиваю, не могли бы, мол, пригласить к телефону NN...
- Любезнейший, - отвечает мне мужской голос, и уж по одной интонации, по одному этому слову, употребленному вопреки семантике не из уважения, а именно в таком небрежно-оскорбительном тоне, ясно что сейчас нагрубят, и правда:
- Вы вообще куда звоните? (ошибка в ударении) Здесь никакого NN нет и не будет.
- Простите...

Мужик молча бросил трубку. Немцы в подобном случае еще и комплиментов бы друг другу или шуток каких-то наговорить успели. А мужик этот, вполне возможно, даже и не понял, что он нагрубил.

А другой мой стариннный приятель в Москве, на звонки отвечает настолько грубым голосом, будто бы он всегда ожидает звонка от кровного врага. И лишь услышав мой голос - становится другим человеком: голос из грубого и низкого (специально что ли тренируется?) подскакивает на две октавы, рассыпается в дружеских выражених любви и радости. Да и в самом деле - человек он добродушный и... вот тут, в русском случае, вежливый сказать нельзя... отзывчивый, внимательный.