August 29th, 2005

шарф

Зверь из бездны

Сын уехал от меня. Прощался со мной своим ломающимся с этого лета голосом. А я смотрел вчера, как он прошел досмотр в аэропорту, помахал мне и, опустив голову, сосредоточившись на чем-то на своем, исчез в толпе улетающих международных пассажиров... О чем он там задумался? О South Parke ли - модном мультике, которого мы накачали с ним из инета дисков 10 (и вот один из них он забыл - буду сам теперь смотреть)? О римлянах и Цезаре, которыми увлекался все последние месяцы? Или о последнем своем увлечении - войнах 17-18 веков и уносимой им в рюкзачке книжке о суворовских солдатах? (Папа, а багинет - это что? Похоже на французские булки... А генерал-квартирмейстер? А сколько может солдат за день пешком пройти?)
Не знаю о чем думал он, а я подумал о том, каким одиноким чувстует себя подросток - вот так от 13 и, наверное, лет до 17, когда он уже постепенно научается сотрудничать с жизнью, занимать себя "взрослыми" заботами - учебой, девочками, поступлением в институт. Тогда его одиночество хоть чуть-чуть развеивается. А пока ему, подростку, весь мир враждебен, у него нет ни друзей, ни родственников, ни интересов, даже если все это у него есть. У него есть лишь один "интерес" - он сам, но при этом у него нет никаких подступов к себе самому, никаких приемов для борьбы с собой, а точнее, с тем неуправляемым "зверем из бездны", который из него прет то и дело. Ему кажется, что его никто "не понимает", но и сам он тоже ничего не понимает ни в себе, ни вокруг; ему представляется, что все ополчились на него, все "сговорились" против него, что мир - ужасное насилие, придуманнное, чтоб сделать его несчастным - школа, какие-то секции, курсы языка... Этот "зверь из бездны" - нечто подобное женскому пээмэсу, только еще сильней и неотступней (пээмэс-то у женщин хоть изредка проходит), это некое истерически-бессознательное "Оно", - оно прет даже из самого благополучного подростка, только в разной степени... И в борьбе с этим зверем ему никто не поможет, поэтому подросток исключительно одинок.

Взрослый тоже часто чувствует себя одиноким, но у взрослого есть уже масса "приемчиков" для борьбы с этим чувством, он уже "натренировался". Подросток же неофит, он лишь начинающий спортсмен в этом "виде спорта" - проживании. Он одинок почти как старик перед смертью, почти как монах перед Богом, как заблудившийся путешественник где-нибудь в горах, он одинок как... подросток.

У монаха есть его Бог, у старика - его Смерть, c которой он смиряется постепенно, а у подростка - только его Зверь из бездны, которого надо победить. И неизвестно - кому хуже, кому одиночее? Отсюда и многократно описанная подростковая жестокость. Подростки - это страстотерпцы...
шарф

Русские идут

Так называлась основная статья (тема номера) в прошлонедельном "Штерне", с красочным анонсом на первой полосе журнала, с рекламными плакатами по всему городу на остановках и афишных тумбах. Статья о том, как международный турист боится и избегает русского туриста из-за его тотального хамства и невписуемости ни в какие интернациональные стандарты поведения. Надо еще сказать, что фраза "русские идут" имеет для немцев смысловую перекличку с войной - временем наступления Советской Армии с востока. Немецкое мирное население бежало с этим кличем на запад. Привожу фотографию рекламной афиши в метро. Слоган вверху: "Вы будете тосковать по англичанам".


Collapse )
Мой вольный перевод статейки (где-то дословно, а где-то перессказ содержания)
Collapse )