December 28th, 2005

шарф

Читая Сорокина

Пришла в голову странная мысль. Нет, даже целых две, что вообще редко бывает.

1-я мысль. Трудно представить, что у человека написавшего столько много про говно, его поедание, про разные коитусы-минеты есть две дочери. То есть как-то странно представить состояние его дочерей: папа пишет разную хуйню про минеты и поносы... Да и его состояние тоже: Я тут, доча, один рассказик замечательный закончил... про еблю трупов... Хочешь, вслух прочту.
Ну жене, пожалуй, еще можно представить (сорокинской)... с натяжкой, что почитывает перед сном, но дочери...
2-я мысль. Все-таки он своего рода адсорбент. Вот он к себе притягивает людей, кому радость говнокопания и малоплохоподмытого вагинострадальчества кажется забавной. Прикольной кажется. "Ты не понимаешь, это на самом деле не про говно, это про другое". И вообще, мне все время представляется, что Сор писатель для, тех кто в транспорте липкими и потными руками к девкам прижимается, как, наверное, и он сам в детсве. Стоит посмотреть только на его розовую рожу и неуверенную дрожащую речь.

Ну, тогда вся эта его порнуха и ассенизаторство есть компенсация за дрожащие и руки, и речь.

Совсем не мысль: В рассказе, который прочитал, вообще-то не было ни ебли, ни говна. Были трупы. Ну, сначала долго идут на охоту два мужика, разговаривают, а затем оказывается, что охотятся они на грибников, которым приманкой служит магнитофон, орущий Высоцкого. Действительно - прикольно. Смешно - вряд ли, ну так - прикольно. Но вот что меня больше всего поражает, как неинтерсно и даже беспомощно написан весь рассказ вплоть до этой сцены, все эти длинные и бессмысленные диалоги, в которых читаешь пару слов из фразы и дальше пропускаешь... ага, ну понятно про что...
Кто-то говорил, что он великий стилист...