May 12th, 2009

шарф

Русские - очень хорошие

Перед отъездом в недельную Италию похвалил турок... и такое на этих бедных турок полилось... Кааазлами оказались! Ежели кому турки на жизненном пути и попадались, то исключительно сволочи... А вот мне, почему-то наоборот...

Похвалю ка я теперь русских, может тоже что-нибудь альтернативное услышу...


Русские хорошие. Русские ласковые и одновременно храбрые, нежные и одновременно бесстрашные, умные, добрые, талантливые, никогда не закладывают, всегда придут на помощь товарищу.


Отдельная тема: русские очень воспитанные. Ни от одного русского не слышал никакого хамства, очень вежливые... тут даже и распространятся дальше не хочу, это очевидно: русские просто поражают своим тотальным воспитанием другие народы Европы.

Русские очень честные. Они никогда не подставят, не заложат, не наебут (обманут)


Русские женщины - само совершенство: и вкуса и скромности. Особенно русские женщины очень хорошо понимают куда и чего можно и нужно одеть: в церковь короткую юбку, если кто в гости придет, то - разумеется, халат (лосины).

Ну ладно, хватит... Есть ли другие мнения? Есть ли вообще такой человек, кому бы русские не нравились своими многочисленными достоинствами и особенно "высокодуховностью"?
шарф

Полиглот из Харкiва

Во Флоренции потерялся один пожилой мужик. Поскольку был он пожилой - мы обеспокоились. Час прождали, надо было ехать. Посовещались с теми путешественниками, кто уж с ним познакомился. Выяснилось, что у него по безалаберности не работал телефон (а то мы опасались, что стало плохо, ведь не звонит же, гад), что он бывший научный работник (то есть, по-предположению, вменяем и знает пару слов по-английски), что, наконец, деньги, у него есть (видели), стало быть может и такси взять и на поезде до гостиницы в 50-ти км от Флоренции доехать.
Время дорогое потеряли, но что ж делать... Приехали в гостиницу на почти 2 часа позже, чем планировали...
33.98 КБ
Главный флорентийский мужчина

Счастливый мужик ждал нас уже там и взахлеб стал рассказывать, как замечательно и очень быстро он добрался...

На языках он действительно говорил, причем буквально на всех (научный же работник; химию в Харькове где-то в вузе преподавал). Правда, на всех языках он знал только одно слово: "Украина".

Зато шустрым оказался и находчивым.

Когда понял, что потерялся, не долго думая - поднимает руку полицейской машине. Те останавливаются. Мужик стучит себя кулаком в грудь и говорит это единственное слово: "Украина".

Полицейские попались интеллектуалы, сразу его поняли, обрадовались, как дети и говорят ему в виде отзыва на пароль:

- ОК, ок... (знаем, мол) - Шевченко.

Мужик понял, что его поняли и заулыбался еще больше.

- Ага, - говорит, - Андрей.

Вот тут при слушании этого рассказа путешественника мне икнулось... как далеко ушла наука и европейское образование, по крайней мере, от меня... Мне бы ведь в сходных обстоятельствах из Флоренции при помощи флорентийской полиции ни за что не выбраться. Я всегда исходил из того, что Шевченко звали Тарасом.

- Почему Андрей? - туповато спросил я научного работника.

- А кто же? - удивился он.

Переспрашивать я не стал.

Словом, "Андрея Шевченко" полицейские оказывается тоже знали (а у меня же просто холод по коже, если уж полицейские итальянские знают какого-то украинского Шевченку, а я нет - пора завязывать... с умственной деятельностью), поэтому они радостно закивали и продолжили игру в угадайку:

- Кличко? - сказал один из полицейских.

- Виталий - удачно продолжил игру научный работник.

- Анкора е ль фрателло? - уточнил полицейский.

- Ага, - сказал мужик, - я понял, брателло он и по нашему брателло, брат значит - Владимир.

Полицейские просто взвизгнули от восторга и пригласили полиглота в свою машину.

уже там в машине он объяснил на разных языках, суя гостинничную карту под нос полицейским, что с ним случилось, - потерялся. Это невероятно, но полицейские довезли его до нашего городка, где мы остановились на ночь - примерно в 50-ти км от Флоренции. Прихватили еще двух потерявшихся американцев. Но, как утверждает научный работник, все внимание уделялось именно ему, а не американцам.

Хорошо говорить на разных языках.