June 9th, 2009

шарф

Тяжкий труд по вписанию голого бедра в пространство

Нет, все-таки у русских девок блядовитость это форма ощупывания пространства (качество, несомненно, национальное).  Они без нее ничего не понимают в мире. Мир воспринимается в единственной позиции: через перекрестные взгляды и вожделеющий блеск мужских глаз. То время, когда на ее голую жопу (грудь,  плечи, живот...) не пялятся мужики русские девки не живут, это время вычеркнуто из жизни. Они заметно грустнеют, раздражаются и грубят. Они не могут представительствовать чем-то еще, кроме голого тела, - это слишком сложно. Если мужик не смотрит на голые твои части, коммуникация изначально ущербная и бессмысленная, поэтому можно хамить, вести себя как угодно...

Не перестаю удивляться: как только говорю в микрофон, что в церкви голыми нельзя... Меня тут же начинают ненавидееть (зря приехали в Италию...) У меня уже начинается нервный тик от ожидания всех этих ужимок и прыжков, которые тут же начинаются...  начинают злобно подходить на всех остановках, отмечать ладонью длинну юбки по коленке и спрашивать, как у пионервожатого:  "Что и так вот нельзя?", - показывает девка, стоящая в трусах, расстояние на два пальца ниже промежности... И раздраженно фыркает, когда яговорю, что скоорей всего ее не пустят...

Дальше начинается всегдашнее соревнование по "проносу голой ноги в церковь".  Девкам, разумеется, не церковь хочется посомтреть, они бы легко без нее обошлись... Хочется вписать голое бедро и грудь в церковный интерьер, - за чем и ехали. Во все окружающие мусорные урны бедро уже вписано, а в церкви оно красивше смотрится, тем более, что это запрещено...

Это меня изматывает...  С группой голых баб по паломническим церквям... Им удается проскочить, прикрывшись, через контроль, а там в церкви они раздеваются совсем и буквально разорвать готовы на малейшее замечание и просьбу прикрыться... Как правило, служители в церкви смотрят на эту толпу, как на сумасшедших..."Откуда? - спрашивают".

Откуда-откуда... а то они сами не видят откуда это быдло, это распаренное мясо...

Мне любопытно еще и невероятное трудолюбие русской девки. Они в жару не устают таскать с собой по два комплекта одежды... Из автобуса вылезают в трусах (они называют это шортами, но у нас при советах именно это звалось трусами), а перед каждой церковью где-то за углами быстро переодеваются в джинсы и кофты...  И ведь не церковь посмотреть охота, а опять же - вписать бедро в иконостас, блядски изогнувшись и выпятив зад... С таким бы девичьим трудолюбием мы бы БАМ достроили дол конца, как-то оно при Советах было задавлено. Теперь Европа стонет...