May 9th, 2010

шарф

Спиздить бутылку на День Победы

Ходили в церкву поутру. Церква у нас Московского патриархата, настоятель отец Николай чистый немец. По-русски ни бум-бум. Из четырех священнослужителей, всего один русский и тот хохол. Служба по большей части по-немецки, Символ веры по-русски, а Отче наш - попеременно. Верующие - всякой твари по паре, много православных немцев. Сегодня забрела какая-то тетка и долго возмущалась порядками: «Это же в русской православной церкви такое безобразие!» Я хорошо не понял, что ей не понравилось, но вполне возможно все. А главное – немецкий язык. А мне так наоборот – это кажется все необыкновенно прикольным. Православие же не национальная религия, а в нашей церкви это явлено, как нигде.


Возвращались трамваем. Зашли двое русских молодых парней. Полубомжевого вида, хоть и не совсем еще конченные. Во всяком случае уже довольно пьяны. Я про себя подумал, усмехнувшись – наверное, победу празднуют. Разговаривают матом, не стесняются, все равно никто теоретически не поймет. Обсуждают предстоящую операцию по уворовыванию из воскресного киоска пива для продолжения праздника. Один говорит:

- Ну, ты его главное заговори, а я все сделаю. Но только сегодня нам ничем, кроме пива не разжиться. На ту заправку, где я в прошлый раз две бутылки водки спиздил, нас не пустят, они меня вычислили. Только пиво…

Может, они рассматривают это спижженное из немецкого магазина пиво, как своего рода репарацию поверженной Германии? Выпьют пива пойдут девок немецких насиловать и трамваи под откос пускать. Праздник ведь не простой – 65-летие.