September 10th, 2010

шарф

Продажный мент становится романтическим героем. Это впервые.

53.79 КБ

Познакомился в прошлой поездке во Францию с заместителем прокурора одной из больших русских губерний, женщиной за 50. Оч приятная, ели вместе в ресторане в Шварцвальде, а в Страсбурге я пригласил ее выпить вместе вина. Не всякий же раз доведется выпить с прокурором.  Она охотно согласилась; сидели, пили, болтали. Расчувствовалась, рассказала свою любовную историю, которая длится больше 30 лет... я тоже расчувствовался. Но в основном говорили о русских правоохранительных органах...

Ну-с, что ментовка вся продажная она охотно согласилась. Прокуратура в меньшей степени, но тоже есть. Суд - известное дело, надобно только знать, с какой стороны заносить. "Одна надежда на ФСБ, может, у них еще, я думаю, почище будет", - сказала прокурорша. Я выразил сомнение и привел ей рассказ одного близко знакомого мне московского адвоката, который говорил, что если раньше адвокаты искали к судье собственные подходы для дачи взяток, то нынче появилась промежуточная фигура, что-то вроде стряпчего, посредника. Им часто является какой-нибудь, контролирующий территорию, бывший или настоящий офицер КГБ (тьфу, мать твою, ФСБ). Этот процесс у адвокатов называется "найти полковника". Цены взяток соответственно выросли, полковники ФСБ едят довольно много.

- Ну, значит тогда вообще кранты, - сказала прокурорша и не стала мне возражать.

Стали обсуждать сериал "Глухарь", я похвалил сделанность, динамику, но сказал, что в целом сериал производит очень грустное впечатление.  Она сказала радостно, что да - замечательный сериал, любимый сериал наших ментов. Да и вообще всех правоохранительных... прокуратуры тоже. Считают его очень удачным, "а главное все правда", - сказала прокурорша.

- А почему грустным-то? - спрашивает она меня.

- Ну, грустным потому, что может он и правдив, в этом я бы вам доверился, но он выводит, так сказать, хуйдожественое осмысление нашей действительности на новый уровень, такого еще не было...
Во всех полицейских фильмах есть отрицательные герои в виде "продажных полицейских", но им противостоят положительные в виде не продажных. И пусть бы это даже была некоторая идеализация реальности, но для фильма это важно, это сохраняет некую нравственно-императивную организацию мира:  добро ценно, зло отвратительно. Вон гляньте, какое там гадкое зло улепетывает в ужасе от праведного правоохранителя... А здесь впервые продажные полицейские становятся положительными романтическими героями. В фильме берут и грабят все менты, а ментовка представляет собой большую банду. Одни только, по мнению авторов фильма (и самих ментов-персонажей), берут и грабят "по-божески", другие безбожно и цинично, но грабят все. И они же выведены в качестве положительных, симпатичных героев.  И это не только отражение перевернутого наизнанку мира (с миром это время от времени случается), а это ясная декларация ценностей: мент-преступник становится положительным героем. Ему теперь все сочувствуют: и граждане, и сами менты.

Прокурорша задумалась и, видимо, как-то не сразу вникла в рассуждения.  И я тоже уже не стал дальше грузить прокурорские мозги, женщина, в конце концов, была действительно приятная, да и доверила мне свою любовную историю, да и вообще производила усталое впечатление. Грузить не стал, но представил:

Сидят менты и прокурорские, сидит наш русско-татарский народ, смотрят сериал "Глухарь". Все радуются правдивости. "От же жь, блять, ну точно все про нас", - говорят менты и бьют себя в восторге по коленкам. "Ну, точно ж все про ментов", - говорит народ и тоже радуется, что наконец-то чистую правду показали.  Радуются все - и народ и менты.

Боюсь только, что и те и другие воспринимают эту правду, приятно героизированную благородными образами ментов-бандитов, как определенную моральную легитимацию состояния дел в обществе. Так, мол, и должно быть: менты должны брать и быть главными бандитами, а мы можем лишь уповать на то, что попадется "добрый мент" и не обчистит до гола.

В этом отношении сериал "Меч" гораздо и выше, и лучше. Кстати, вроде, сделан теми же авторами. И пусть там ситуация сконструированная, не правдивая, но она является воплощением глубинных подсознательных порывов всех и всегда - о справедливом возмездии, о самоотверженных бессребрениках, встающих на защиту нас - сирых и убогих.  В этом сериале бывшие менты и прокурорские сами начинают вершить суд. Это как раз и составляет один из традиционных сюжетов, мотивов мировой литературы - вершители справедливого суда - Божественная комедия, Монте Кристо... (представьте, что в Монте Кристо Дюма бы сосредоточился на сочувственной мотивации продажности чиновников - мало платят, дети голодные - и героизации их поведения, тех, кто упек гл героя в тюрьму). И именно "справедливое возмездие" и "праведный  судия", а не "вся правда до конца"  (последнее обычно носит название "чернухи"), в какие бы романтические и иронические одежды ее ни заворачивали, становятся основой для значительных произведений и литературы и кинематографа. Правда, а точнее грязь и зло, правдиво изображенные, могут быть  только грязью и злом, ими можно поколоть глаза, но они не могут стать моральным идеалом. И хуйдожественным ориентиром тоже.

Не случайно сериал "Меч", видимо, не пользуется такой популярностью в правоохранительных органах... А он-то куды изящнее закручен, и куды как зрелищнее.

Вот мнение немецкого корр Ди Вельта про сериал. Я не вполне согласен с оценкой ментов, как Робин Гудов, но главное немец сказал: все перевернуто с ног на голову; создатели сериала специально вызывают симпатию к ментам-преступникам.

www.inopressa.ru/article/07Sep2010/welt/militia.htm