May 10th, 2011

шарф

Прижмись ко мне румянцем на щеке

shurigin  расчехвостил последний парад в прах shurigin.livejournal.com/274990.html.

С интересом прочитал.  Раз уж Шурыгин написал - так оно и есть :))

Эх, хожено на этих парадах... до вытрясания мозгов из черепной коробки. Но все равно оставалось от них празнично торжественное воспоминание, одно из самых запоминающихся в жизни. Особенно нравились ноябрьские парады: холод по щекам, весь строй одни румянцы на лицах... Где еще встретишь такое заливное море молодых румянцев на лицах - щека к щеке. А левую щеку немного трет жесткий воротник курсантской шинели. И рука на автомате чуть-чуть мерзнет. И чувство единения с товарищами, и чувство сплоченной мощи, единоо организма, - главное что дает военный строй. Будь ты сам хоть  полным инидиввидуалистом и разгильдяем, когда-то все равно хочется испытать то самое, образующее государства и цивилизации  чувство соединенности и прижатости, чувство радостной отваги и решимости, чувство слитости воедино и общей силы. Все это дает армия и ее символ - строй (а не автомат:))

А потом было увольнение и остроколенные гибкие коломенские девицы прижимались своими маленькими румянцами к нашим большим. И пили бессмертный советский портвейн из трех семерок на морозе возле полуразрушенных коломенских церквей или на верхней галерее Маринкиной башни (где некогда сидела Марина Мнишек). У меня была подружка Валя - студентка пединститута, и ее румянец был, мне кажется, даже больше моего (как у всех рыжих), иногда я точно видел, что он проступал даже сквозь училищный забор, - когда Валя приходила меня навещать и приносила, как обычно, кулёчек с завернутыми туда ее мамой пирожками-бутербродами для меня. Румянец на курсантских щеках требовал почти круглосуточной подпитки каллориями. Мне кажется, за эти дополнительные каллории в виде бутеродов я любил Валю еще больше. И за румянец тоже, и за рыжину, за песни, которые она пела мне иногда под гитару, за поцелуи на морозе, за портвейн на губах...

Эх, нет ничего лучше в России  девичьих румянцев и портвейна на морозе, ибо армия, как утверждает наш друг Шурыгин, давно уже сдохла.  И даже училище мое закрыли. А нынешние девицы портвейном, говорят, пренебрегают...