May 19th, 2011

шарф

Пошлее Евровидения только женские отчеты о путешествиях

Нынче самое главное мелкобуржуазное занятие - накопить денег, поехать в отпуск хрен знает куда и потом грузить фотографиями и воспоминаниями социальные сети. Фотографии мои, информация из путеводителя. Перевод, извините, хреновый, но зато какая я необычная и загадочная на фоне вот этой древнегреческой вазы (ой, простите, это, кажется, мусорная урна), большинство-то обычных дур дома сидят, а я вот дура очень необычная, я вот и в Греции, и в Турции, и под пальмой, и жопой на кактусе... (главное в композиции - моя жопа, а не кактус) Иные, самые отчаянные, и до Парижа добираются и фото "я и башня" будет передаваться из поколения в поколение.

В основном этой культуртрегерской деятельностью по просвещению человечества своими "Записками русской путешственницы" занимаются женщины. Иногда они в этой неуемной страсти к перемещениям и описаниям достигают своего рода совершенства, становятся специалистами по выпискам из путеводителей и знатоками расписаний движений поездов, стоимости гостинниц, пирожных и женского белья в разных точках земного шара или где-то конкретно. Если спросишь - обязательно посоветуют с видом профессора студенту-недоумку.

Их очень любят туристические сайты, поскольку бабы умудряются во всех странах видеть именно то, что написано в путеводителях, больше никуда не отвлекаясь, что очень важно для индустрии туризма.  Да еще и свою жопу и грудь в объективе (что физически невозможно, но у них получается). Поэтому это творчество русских путешественниц часто перепечатываются на туристических сайтах, чем они, видимо, очень гордятся, чувствуя себя Марко-Полами, Афанасе-Никитиными. Причем в своих блогах они помещают такое решительное предупреждение, типа: использование в любых видах информации с этого сайта невозможно. Либо очень дорого, либо нужно разрешение автора...  Интеллектуальная, твою мать, собственность, которую, конечно, нужно охранять. А то пользуются умом все кому ни лень, а денег не платят.

Под заголовком "Тайная" или "Незнакомая" Венеция женщина с умилением и восторгом покажете тебе фото площади Сан Марко и Дворца Дожей (и себя на фоне). Либо вывесят фото двух самых известных особняков с Большого Канала - с разъяснениями.  В Риме они обязательно увидят "неизвестный Рим": дойдут же, обливаясь потом и кровью... не все и доходят! И это будет, разумеется, Колизей. Впишут изгиб бедра в арку.

Вообще фотографических сюжетов всего два: либо уж бедро/грудь на фоне достопримечательностей, а у кого ни то, ни другое не задалось, тогда мотив такой - "Сижу я задумчивая на фоне древних кирпичей"... Ну, или писающего мальчика...

Особенно тонкие интеллектуалки напишут еще в этих отчетах все названия латиницей (с английского путеводителя или с табличек), чтоб умом несло за километр.

Раньше грузили этими фотографиями родственников, а теперь, благодаря социальным сетям - слава Богу есть кого грузить. Бабское творчество на тему путешествий переплескивает через край во всем интернете, и по объему сопоставимо лишь с фантатикой и порнухой. Хуже порнухи...

А пошлее могут быть лишь страсти по поводу Евровидения.
шарф

Очередная древнекитайщина

Поэт Ван Юнь находится в постояной незримой беседе со своим другом Ван Ванем. На этот раз он размышляет о страсти.





Дракон страстей меня еще тревожит

И жжет огнем; и яростным потоком

Вскипает кровь, когда мелькает локон,

Когда потянет ветром от подножий.

И сна лишает запах бездорожий,

Когда трубу заслышу ненароком

Или в ночи учую конский топот...

И труден вздох, и день в тревогах прожит...

Река беседы чистая струится...

Мой милый друг, известно нам давно,

Что если уж в империи родиться,

То лучше бы совсем залечь на дно

И даже не служить и не жениться...

А только спать в саду и пить вино.

 Примечания:

 Дракон страстей — Представления о том, что страсти это дракон, которого нужно обуздать смирением и бесстрастием, сном и вином.

 Река беседы — имеется ввиду что друзья ведут так называемую «чистую», «прозрачную» беседу — цин тань. Такая беседа являлась атрибутом избранных мудрецов и даже не требовала непосредственного присутствия обоих, как в лирической ситуации этого стихотворения. Ее можно было вести «незримо» или же в реальности, например, во время прогулки по саду двух мудрецов. Особенно популярна была в эпоху Шести Династий, затем уже в качестве подражания. О пользе вина — весьма достойная тема такой беседы.