July 13th, 2011

шарф

Испытывать чувство неловкости

Почитываю в который раз Чехова. У него много внутренних монологов «от лица интеллигенции». Проговаривает их кто-то их интеллигентов. Там рефлексия на тяжелое положение народа. Ну и претензия на некое «лучшепонимание» всего и вся: смысла человеческой жизни высокого предназначения человека, тоски и убогости существования. Чувствуется и особая ответственность «образованного сословия» за столь печальное положение народа. И некое стеснение и неловкость за то, что сам-то вот в тепле и уюте, не мучается физическим трудом, не «прозябает в невежестве». Ну то есть типичная интеллигентская рефлексия начала века. Именно Чехов как раз квинтэссенция «интеллигентщины», то есть прежде всего в этой рефлексии «за малых сих». У него на тему «страданий народа» (а точнее не просто на тему страданий, а вот в особом ее наклоне: я-то понимаю как все беспросветно, а они даже и не понимают этого) рассуждают и студенты, и судебные приставы, и врачи, и ветеринары, и помещики... Почти все, кто где-то поучился, как и сам Чехов, - «образованное сословие».

Вот сегодня этой самой интеллигенции нет вовсе не потому что кто-то разучился не замечать пресловутый «соус на скатерти» (тож чеховское) или, скажем, говорить спасибо-пожалуйста, уступать место старушкам, не орать в очередях и пропускать вперед беременных, а потому что сейчас такая рефлексия «за малых сих» была бы просто смешна. Она нынче невозможна (или я ее не могу представить без усмешки?) Кто эти «малые сии» нынче? А главное кто бы взял на себя и труд и смелость разышлять об их месте в жизни по отношению к себе образованному, а еще главнее — испытывать чувство неловкости за свой достаток и относительно благополучное существование.

Меня-то даже интересует больше некий литературный аспект. Вот Чехов полностью или почти полностью состоит из этой рефлексии. А в современной литературе она бы была смешна, была бы неким самодовольным бахвальством, даже высокомерием, которого, кстати, полно в сочинениях современных авторов... Чувствуется,что автор тебя грузит «умом, честью и совестью» , «высоким образовательным уровнем», отрыгивая им как котлетой, набивши полный рот культурки... Или нынче у образованного сословия появилось одно вполне плебейское увлечение, но всеобщее (отличающее его от "народа"): чесать по свету, фотографировать всякую дребедень и вываливать в интернете с подписями из путеводителя. Эвон я какой грамотрый!

Запомнилась книжка С. Минаева, которую довелось подержать в руках... Прочитал лишь рекламную надпись на обложке... Что-то вроде... «у меня на заднем сиденье лежит Бегбедер, Кортасар, Уэльбек (и еще хуй знает кто там у него лежит)...» То есть вот посмотрите, я столь умен, что даже на заднем сиденье у меня не всякая дрянь лежит, не глянцевый журнал, не порнуха какая-нибудь, а вот целый Бегбедер с Уэльбеком... Не хрен собачий (оба, по сути, являются той же порнухой, только такой специальной, специально для лежания на заднем сиденьи у Минаевых). Но главное — какой пафос высказывания современного «образованного сословия»: посмотрите, я не такой, как эти вот все малообразованные с голыми бабами и пивом на заднем сиденье, быдло непродвинутое.

Это, конечно, смешно. Но даже если бы эта принажлежность к «образованному сословию» была бы выражена менее простодушно-придурковато, более мягкими намеками (а как? Кант бы у него там лежал или собр сочинений Пушкина?) было бы и смешным и неуместным нынче само это противопоставление. Смешновата и неуместна всякая декларация ума и образования, поскольку она поневоле вытягивает за собой противопоставление «не уму» и «отсутствию образования». А это, например, уже «недемократично», а недемократичность уже неуместна (ну не в смысле лозунгов, а в смысле выказывания превосходства в чем-то). Да и те, кому не досталось приличного образования, вовсе не являются обездоленными. А скорей всего, они даже менее обездолены,чем «высокообразованные».

Кроме того, сейчас уже нет такой ямы между «образованным сословием» и «народом». Сейчас все «где-то учатся», читать умеют. Сейчас можно закончить и пять каких-то подозрительных институтов по экономике-менеджменту-электронике-программированию и при этом оставаться по сути довольно-таки малоотесанным человеком, с полным отсутствием какой-бы то ни было культурной и моральной рефлексии, с проблесками личности едва ли большими, чем у домашних животных. Так что просиживание штанов в вузах не является гарантией... чего? Успеха — пожалуй даже является (ну если без всевозможных негатиных исключений), это не является гарантией появления этой вот интеллигентской рефлексии начала века, особого чувства неловкости за то, что тебе лучше чем другому, что довелось получить образование, особо не насилловаться в поисках куска хлеба, да и вообще, за то что ты «все понимаешь», чего даже и не хочешь понимать...

Кто-то там сказал (не Чехов ли тоже?), что интеллигент это тот, кому неловко даже наедине с собой. Вот этого «чувства нелловкости» нет ни в литературе, ни в нашем сознании. Все это нынче как-то неуместно.