December 12th, 2011

шарф

В поисках выпивки и закуски в 80-х

Когда-то в середине 80-х я шел со своим профессором по русской литературе начала 20-го по московскому бульвару в поисках выпивки и какой-то возможной в таких случаях закуски... Он меня почему-то привечал и иногда со мной пьянствовал. Нынче, наверное, трудно представить... но и в Москве все было тоже не просто со жратвой и выпивкой: не мяса же покупать для уличной пьянки, а за колбасой очередь, да и то не в каждом магазине, да и, кажется, денег было не очень у обоих... ПрофессорА тоже не слишком получали (он, впрочем, был тогда еще доцент што  ли, ну еще не до конца профессор). Мы вяло бредем от магазина к магазину, все что-то не то попадается - то вина нет, то жратвы, болтаем об литературе, и тут он мне говорит: "А вот знаете, Леш, я сейчас вспомнил где-то читанное у Хэмингуэя, часто вспоминаю вот именно в таких ситуациях, как наша с Вами... Он где-то писал, что однажды жизнь его поставила в крайние обстоятельства, хуже некуда... на целые полгода, - чуть не помер, поскольку все эти полгода жил в Париже и ему приходилось питаться ТОЛЬКО ПИВОМ И СОСИСКАМИ. Вот же сволочь американская.  Нам бы так хоть немного пострадать.."

Специально для поколения пепси: тогда в Москве за пивом  длинные очереди, а сосиски - праздничная еда. Я вот спустя много лет помню, как при его словах я инстинктивно сглотнул - и от голода, и от жажды.

Зато тогдашняя прогулка дала мне какой-то психологический бзик на всю жизнь: как только я хватаюсь за сосиски - вспоминаю то наше броженье с профессором по Москве, а заодно уже и Хемингуэя. Понятно, что профессора я понял уже тогда, а Хемингуэя только теперь. Ведь за сосиски я хватаюсь только в том случае, когда в доме уж совсем жрать нечего и лень спускаться за горячей едой вниз к - турку, греку, итальянцу, китайцу, японцу и просто немцу. А бывает это очень редко.

Зажрался.