December 14th, 2011

шарф

Солдатский Шекспир

Вдохновившись замечательной театральной постановкой в Германии
сонетов Шекспира http://alex-kozl.livejournal.com/233836.html?nc=8#comments, решился их еще немного почитать,
а почитав, улучшить русский перевод некоторых. Ну, решил начать с самого знаменитого - 66-го. Кто только его не переводил, теперь и я.

Во-первых, я подумал, что ежели Шекспир универсален и вечен, то значит его можно вложить в уста солдату.
Почему нет? Кривляются же в этой постановке какие-то странные клоуны под веселую музычку
и так неплохо получается, на мой взгляд, хоть Шекспир и не для клоунов писал, явно.
Ну, значит солдат даже более подходящая фигура. Не говоря уж о том, что лирика в принципе универсальна.
И чем универсальней, тем... "вечней", хотя уж как будто "вечней-то" некуда. Вот только 66-й самый бестолковый шекспировский сонет, самый непоэтичный (и чего на него все клюют и все переводят?), - много отвлеченных существительных, которые вообще тянет написать с большой буквы - Ум, Честь, Совесть там... и проч... Обычно такие слова любят употреблять начинающие стихотворцы, поэзия в них,
что называется, и не ночевала. А для моего замысла и вовсе дело дохлое, - таковые высокопарные словеса
совершенно несвойственны солдату. Правильный солдат их даже не понимает. Но - выбирать не приходится, не я же его писал, а Шекспир... Я бы, кнечно, такой сонет писать не стал...
Постарался "перекласть" на солдатский язык. А так - ритмика, строфика - все традиционно,
пятистопный ямб, перекрестная рифмовка ну и т.д. Тематически тоже - следовал оригиналу.

А Шекспир, кстати, служил или откашивал? Впрочем, теперь это уже не важно :)




А это собственно 66-й сонет:


Подстрочник:

Устав от всего этого, я взываю к смерти, -
_устав_ видеть достоинство от роду нищим,
и жалкое ничтожество, наряженное в роскошь,
и чистейшую веру, от которой злобно отреклись,

и позолоченные почести, позорно воздаваемые не по заслугам,
и девственную добродетель, которую грубо проституируют,
и истинное совершенство, неправедно опозоренное,
и силу, которую шаткое правление сделало немощной,

и искусство, которому власть связала язык,
и блажь, с ученым видом руководящую знанием,
и безыскусную честность, которую прозвали глупостью,
и порабощенное добро в услужении у главенствующего зла, -

устав от всего этого, я бы от этого ушел,
но _меня останавливает_, что, умерев, я оставлю свою
любовь в одиночестве.
----------
Перевод Самуила Маршака
----------

Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж
Достоинство, что просит подаянья,
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье,

И совершенству ложный приговор,
И девственность, поруганную грубо,
И неуместной почести позор,
И мощь в плену у немощи беззубой,

И прямоту, что глупостью слывет,
И глупость в маске мудреца, пророка,
И вдохновения зажатый рот,
И праведность на службе у порока.

Все мерзостно, что вижу я вокруг...
Но как тебя покинуть, милый друг
----------
Перевод Бориса Пастернака
----------

Измучась всем, я умереть хочу.
Тоска смотреть, как мается бедняк,
И как шутя живется богачу,
И доверять, и попадать впросак,

И наблюдать, как наглость лезет в свет,
И честь девичья катится ко дну,
И знать, что ходу совершенствам нет,
И видеть мощь у немощи в плену,

И вспоминать, что мысли замкнут рот,
И разум сносит глупости хулу,
И прямодушье простотой слывет,
И доброта прислуживает злу.

Измучась всем, не стал бы жить и дня,
Да другу трудно будет без меня.


Мой «солдатский» вариант:

Да чтоб я сдох, чем видеть это блядство!
Где честный воин по уши в дерьме,
Где чмо жирует в роскоши и глянце,
И веры нету в этой кутерьме;

Где чести больно много вахлачине,
Где целку драли ротой по кустам,
Где мамонтяру духи  замочили,
И жизни нет нормальным пацанам;

А только пикнешь — сразу на цугундер,
И прапор дУрку гонит, как  бошкан,
И доброту, что служит злобной хунте,
И ротный, что с подъема вдребадан.

Я б точно сдох, но без меня, как глянешь,
Едва ли ты до дембеля дотянешь.