December 22nd, 2011

шарф

Одиночество это... (нахлынуло)

Одиночество — это ускользающее чувство, которое трудно поддается анализу, трудно точно его объяснить, а дается, скорее, лишь в конкретном переживании. Вот сейчас моим конкретным переживанием одиночества является полное равнодушие к тому, что творится вокруг меня и в политическом смысле и в каком-то таком... экзистенциональном что ли... Да провалитесь вы все!!! К моим отношениям с Богом, с собой и с собственной жизнью, и с собственными несчастьями никто не имеет никакого отношения. Я иной раз лишь делаю вид, что мне интересно - Путин там, Бубутин-Мумутин.. режим, деспотия, свободы нет... Америка нас унижает... У меня иногда просыпается сочувствие друзьям или родственникам, но по большому счету — мне все равно. Я уже не чувствую себя членом ни одного сообщества.... И главное — ни в одно мне уже не хочется.

Вообще одиночество одно из условий существования личности, оно, по большей части, возвышает человека, в основном тогда, когда это разговор с Богом или честный разговор с собой, что почти одно и тоже. Но может и не особенно возвышать, поскольку есть различные суррогаты одиночества... их в той или иной степени могут почувствовать все... даже женщины :) Женщина чаще всего чувствует отзвуки одиночества в ситуации: «Эх, никто замуж не берет». И на большее уже не способны или очень редко. Это вряд ли то высокое одиночество, которое весьма продуктивно для мысли и творчества, без которого они невозможны. Иногда, но редко бывает что женщины преодолевают эту тоску по недолюбленности и незамеченности мужчиной и тогда могут возвысится и что-то такое совершить, оставив наконец этот невроз верчения голой задницей перед лицом мужчины. Часто это связано с возрастанием религиозности... Большинство же лишь взыскуют мужчины, чтоб пришел полюбил, увез, накормил... Чувство абсолютно непродуктивное для личности, а только для порноиндустрии... :)

Или вот еще суррогатное чувство одиночества, которое довольно часто испытывают все в юности-молодости в том числе и я. Идешь эдак по темной холодной улице, а там за окнами — свет, женские визги, шум-гам, музыка-веселье... И тут тебе кажется что «жизнь проходит мимо», что ты позабыт-позаброшен... Становится себя жаль, чувствуешь себя на задворках жизни... из этого даже иногда литература рождается особенная, ну что-то вроде — истекание слюной «у парадного подъезда»: вы там пируете-жируете, а я тут стою весь унижен и оскорблен. Это и Генри Миллер и его экзальтированный подражатель, зашедший в этом завистливом отчаянии еще дальше — Лимонов.

Но это вовсе не то высокое одиночество о котором я тут рассуждаю (прихлынуло). Это тоже суррогат... А писания такого рода — и не творчество вовсе.

Одиночество это когда тебе абсолютно наплевать на то, что там «за парадным подъездом», на то что они там «жируют-блядуют», и ты ужасаешься одной лишь мысли оказаться там среди них — украшения, женский смех, самодовольные рожи... Когда все тебя раздражает — люди, их смех, дети, женщины, мужчины, паровозные гудки, все кажутся слишком шумными и слишком вульгарными...

Вспомнилось вчера, что тему одиночества развивали в начале 20-го века два особенных немецких мыслителя — Ницше и Шпенглер. У последнего это важное свойство «фаустовского духа» - духа свободы и творчества, свойственного по нему лишь европейскому человеку (мужчине, женщину оба невысоко ставили). Россию, впрочем, он в число европейских стран не включал...

Или вот есть еще замечательная книжка Георгия Адамовича «Одиночество и свобода». Адамович с давних пор — вообще один из моих «настольных» авторов - «Комментарии». Вместе с «Капитанской дочкой» писателя Пушкина.