June 1st, 2012

шарф

Офицеры в Севастополе о Л. Толстом, офицере же



«Такой же башибузук и граф Толстой, поручик артиллерийский; он командует двумя горными орудиями, но сам таскается везде, где ему заблагорассудится; 4-го августа примкнул он ко мне, но я не мог употребить ео пистолетиков в дело, так как занимал позицию батарейными орудиями; 27 августа опять пристал он ко мне, но уже без своих горных орудий; поэтому я и смог, за недостатком офицеров, поручить ему в командование 5 батарейных орудий. По крайней мере, из этого видно, что Толстой порывается понюхать пороха, но только налетом, партизаном, отстраняя от себя трудности и лишения, сопряженные с войною. Он разъезжает по разным местам туристом; но как только заслышит где выстрелы, тотчас же является на поле брани, кончилось сражение, - он сразу уезжает, по своему произволу, куда глаза глядят. Не всякому удается воевать таким приятным образом. Говорят про него также, будто он от нечего делать и песенки пописывает...»

П. Глебов, «Записки», РС, 1905, № 3

Любопытный отзыв командира батареи. Оно и понятно, храбрость свою проверить хочется, но лямку служебную со всеми офицерами тянуть и тяжело, и не привык. Пострелял, поматросил - и утек. Упрекнуть в трусости, шкурничестве невозможно, но у "нормальных офицеров" это вызывает если не презрение, то усмешку и недоумение... "Графчик" - так его там называли. Да и песенки еще сочиняет... Куда уж там в окопах с солдатами-офицерами гнить, он после стрельбы бегом в картишки резаться: "Две ночи играл в штосс...Ясной Поляны больше нет", да нетленку писать в виде "Севастопольских рассказов" :)