August 13th, 2012

шарф

Быть хорошим всем

В молодости, лет до 25-ти, а то и больше, мне казалось, что я могу быть хорошим всем. То есть примерно равно способен успешно состояться в любой области, за что бы ни взялся. Стоит лишь выбрать - а там, при талантах и упорстве - "само пойдет". Как мне представляется, это довольно распространенные юношеские обольщения людей более или менее разносторонне одаренных; мальчики даже таковыми бывают реже, чаще урождаются "равномерно одаренными" девочки, известный "синдром отличницы". Мальчиков все же чаще куда-то клонит-волочит даже при разносторонних дарованиях, но тоже бывают и типы, которые делают хорошо все. При такой организации личности трудно выбрать поприще, все кажется доступным, стоящим примерно одинаковых усилий, - "все все равно".

Тогда на выбор влияют разные случайные обстоятельства, и он может оказаться не всегда мудрым в стратегической жизненной перспективе, но, бывает, что "отступать уже некуда". Кроме того, с течением жизни часто оказывается, что "не так все было просто", как казалось спервоначалу.

Ну вот - и у меня так оказалось. То есть ничего трагического не произошло, я с одинаковым азартом и успехом занимался всеми избираемыми в течение жизни делами, увлечениями, профессиями, но от иной деятельности очень уставал, тосковал, мучился.... Словом, с течением времени у меня определились вещи и занятия, которые я делаю либо лучше всех, либо лучше большинства, и даже без особенных усилий. А также вещи, которых мне лучше не делать, все равно умру от тоски либо я, либо кто-то в результате моей деятельности.

Итак, 1) ВЕЩИ И ЗАНЯТИЯ, ЗА КОТОРЫЕ МНЕ ЛУЧШЕ НЕ БРАТЬСЯ:

- Я не мог бы работать бухгалтером или заниматься чем-то подобным: кропотливой работой с цифрами, графами, законами и т. д. Составление отчетов, размещение цифр по колонкам... я сразу вырубаюсь. Этим же занимаются и в военных штабах, это деятельность одного рода. Она явно не моя. Я бы не смог ей хорошо заниматься никогда;

- Я бы не смог стать поваром. Я почти равнодушен к жратве (лишь бы ее было достаточно), и меня иногда и удивляет, и даже раздражает страсть к ней других. Ну больше удивляет, особенно увлечение приготовлением пищи по каким-то там "кулинарным книгам". У меня скулы сводит от тоски, когда я уж даже беру в руки такую книгу и представляю как это все нужно резать, взбивать, варить-жарить, как это тоскливо и вонюче, как проходит жизнь за этой фигней, да и вообще - нашли тоже занятие, обжоры чертовы! И это при том, что я написал некогда по заказу издательства для немцев книгу "Русская кухня" (вот они, поди, и по сию пору давятся рецептами из моей книги :) )Слава, Богу, что книжка была больше исторического характера (правда, и рецепты тоже были), - передрал, что мог, у Похлебкина. Готовить я почти не умею, кроме яичницы. В ресторанах щас приходится бывать часто, но там я ем почти одно и то же;

- Я бы не мог быть стать юристом. Я бы даже выучиться на юриста не мог бы. Когда мне в юности по случаю пришлось прочитать кусок какого-то закона - я был потрясен! Потрясение это еще свежо в памяти и искажает гримасой ужаса щеку и глаз. Я не мог понять - как так можно издеваться над языком, эти немыслимые обороты, в которых "великий и могучий" сгорает дотла, это физическое отвращение от текста из-за его кондовости и неперевариваемости, когда в языке выжжена всякая эстетическая составляющая, осталась лишь одна юридическая абракадабра. Словом, юристом бы я не мог стать по эстетическим соображениям. Кстати, к тому, что мне не удается, я отношусь не с презрением вовсе, а наоборот - с трепетом и почтением. И даже с восхищением: это же надо ежедневно жевать всю эту муть! Во характер-то надо иметь! А некоторые еще и писать отлично умеют в свободное от юридических забот время: вот мой брат, например, или Боря Куркин - и писатель, и юрист.

- Я не люблю "работать руками". Ну то есть я, конечно, сын слесаря и внук плотника, кое-что умею, но от "работы руками" я засыпаю, тоскую, зеваю, думаю о ней с ужасом. Не надо путать с так называемым "физическим трудом", хоть он и тоже руками... Для меня лучше копать лопатой яму или тачки с цементом возить, чем делать там разные полки, ремонтировать что-то, копаться в моторах, приборах, утюгах, электричестве и т.д. Я вообще без музыки или книги в ушах этого делать не могу, скучно. То есть во мне нет того, что как раз является предметом распространенного мужского тщеславия: "настоящий мужик" - где надо прибьет, что надо повесит... В этом отношении, значит, я "не настоящий". Дома у меня, конечно, все прибито, но когда рядом появляется мой младший брат или брат жены, то меня уже никто не замечает, если дело касается какой-то работы по дому-саду-огороду-даче; мне навсегда оставлен удел - "сбегай-принеси".

- Я бы не смог бы заниматься самой распространенной нынче профессией, самой массовой, быть "менеджером по продажам" (маркетологом... как там еще). Ну то есть по сути - продавцом. Я не умею впаривать, я стесняюсь, я сбиваюсь на такое мямленье, что всегда упускаю и собственные интересы, да еще и иной раз от этого мямления люди, может, думают, что их надувают.. Я и себя-то продать не всегда умею... Торговаться вообще не умею. Эх, хорошо бы научиться что ли.

- Не смог бы быть политиком. Нужно много и неискренне говорить, полуврать, и много ходить в галстуках-пиджаках, и общаться с таковыми же людьми... Да и вообще - много суеты и разговоров, всякого рода "представительства", обменивания значительными визитками, надувания щек, понтов...что мне глубоко отвратительно. Это при том, что я могу красиво и убедительно говорить (и главное громко) и, чаще всего, располагаю к себе людей. Хотя в качестве организатора выборов я выступал не раз.

Ну вот, кажется, все основное. Не исчерпывающе, но остальное, думаю, вариации написанного.

Теперь 2) ЧТО Я ДЕЛАЮ ЛЕГКО И ЛУЧШЕ МНОГИХ

- Пишу. Впрочем, легко это не делается, но положительный результат обычно получается.

- Я складно, убедительно и правильно по-русски говорю, и меня чаще всего слушают, не отвлекаясь. И хотя даже среди моих друзей я навскидку могу назвать еще несколько человек, которые говорят еще складнее и убедительнее, чем я (мой брат, журналист Шурыгин, старый приятель-американист, который нынче безвылазно сидит на даче...), но лишь у меня это является актуальной профессией (наверное, еще у брата). Словом, когда я говорю, народ меня по-большей части слушает и идет за мной.

- Я хороший газетный редактор. То есть могу придумать фото-заголовок-подзаголовок-подачу материала, высосать интересный материал из пальца, издавать цветное иллюстрированное ежедневное издание о телеграфном столбе, чтоб читали... Задеть кого надо, высмеять, закопать, раскопать, защитить... ну как-то так... Это было много лет моей профессией, и навык еще не утрачен.

- Я хороший физкультурник. Именно не спортсмен, а физкультурник, каким-то отъявленным спортом я всерьез не занимался - всем понемногу. Ну то есть я и от природы уродился крепким, и мне легко дается поддерживать хорошую физическую форму всю жизнь в любых условиях. Я одинаково хорошо бегаю, прыгаю, плаваю, поднимаю, опускаю и т. д. Кое-что с годами даже лучше, например, плаваю. Я достаточно силен и весьма вынослив, никогда надолго не прекращаю занятий, которые делаю с удовольствием. Самый главный документ, сопровождающий мою жизнь - дневник тренировок - кипы блокнотов за всю жизнь! Эх, во всем бы такую кропотливую последовательность :)

Ну вот и все! Получилось, что я "хорошо могу" меньше пунктов, чем "лучше не браться". Вот так-то! В этом, видимо, итог жизни супротив начальных обольщений - "хорошо могу все". Причем, вот если первый список я, подумав, еще бы мог дополнить, то второй - как ни думал - одна ерунда осталась.

Кто-то, может, представит по паре пунктов своего списка?