June 6th, 2013

шарф

Разгребание старого подвала (элегия)

Разгребание подвала в старинном доме похоже на медленную прогулку по дачному поселку - обветшавшие, когда-то красивые и роскошные деревянные дома навевают "грусть уходящего" - одно из базовых человеческих переживаний, наряду с любовью, ненавистью, страстью, алчностью и т. д. (Прошелся на прошлой неделе по дачным дорожкам в Ильинском по Казанской железной дороге...) Сейчас это чувство "безвозвратно уходящего", печальной "обветшалости-облетелости" усиливается и подчеркивается контрастами: рядом с поваленными заборами огороженного соснового участка, где стоит потрепанный, но некогда, очевидно, прекрасный дачный двухэтажный дом начала 20-го века, русский модерн, со стеклянной верандой во втором этаже, где пили чаи хрен знает кто... где-то тут происходит действие "Темных аллей" Бунина, да и у Чехова тоже экспозиция почти такая же - сплошные "дома с мезонинами", едришкин конь... вместе со всей этой "ностальжи с хреном", буквально через забор - невероятные новорусские особняки в три-четыре этажа, иные похожи на декорации к фэнтэзийным фильмам, а за глухими высокими заборами слышится женский смех, то и дело выскакивает волан, а в дымкЕ - запах шашлыка, а где-то я даже слышал звуки фортепьяно... Тоже жизнь, какая-то новая... Оттого эта "грусть уходящего" еще грустнее...

Что-то я отвлекся от подвала и его разгребания... Навести порядок в подвале предложил хозяин дома перед капитальным ремонтом, поэтому сразу по возвращении из России я окунулся в исторический подвал и зарылся в мусор...

Думаю, что разгребание старого подвала еще печальнее, еще, пожалуй, сильнее переворачивает сознание... тут уж чистый "экзистенц" - острейшее переживание глупости и пустоты жизни, особенно того, что называется - тщетой... тут в разборе этих многодесятилетних нахламлений, зачастую, с тоской выхватываешь свои материализованные иллюзии и "грусть уходящего" заменяется более очевидной "болью несбывшегося", от которой все время хочется отмахнуться, чтоб она не мучила, не тревожила... ею нельзя упиваться, как этой самой грустью, она свербит...

Вот, скажем, какая-то полусгнившая гитара... купленная некогда за дорогие деньги, и не просто себе гитара, а с правильными всякими выкрутасами... Хотел научиться, запеть соловьем, чтоб деффки сбегались, чтоб любили... да так как-то и не случилось, деффки стали любить и без гитары, а музыка оказалась не при чем. Щас уж даже не вспомню какую руку куда совать в эту гитару и для чего в ней дырка посредине...

Какие-то, например, шахматы в количестве трех комплектов, с обломанными носами коней и облетевшей краской на всех фигурах... Кто-то же мне дарил, и сам покупал... До сих пор не умею играть в шахматы. Даже точно не помню как ходят все фигуры.

Сломанные, полусломанные и даже вовсе не сломанные электронные и электрические приборы всех времен и народов - целая гора! Принтеры, мониторы, корпуса компьютеров, радиоприемники, магнитолы, утюги, кинокамеры... Иные были вполне исправные, но заменяясь более новыми моделями, перемещались в подвал (не выбрасывать же, может еще пригодится - совсем недавно покупал, еще работает...), да так там и оставались, чуть позже загромождаясь этими "новыми моделями" поверху.

Море чемоданов всех эпох, которые тоже было жалко выбрасывать, потому что у них "всего лишь" обломился замочек, ободрался уголочек, а сразу отремонтировать было либо лень, либо недосуг, легче новый купить, потом как нибудь.... и все они постепенно сгнили в подвале...Тут еще древние чемоданы родителей жены эпохи переезда из Неаполя в начале 60-х.

Боже мой - настоящий мольберт и комплект красок при нем! Это памятник художественным исканиям моей жены в юности ... от ее "творческих порывов" осталось пара пейзажей, несколько портретов лошадей и силуэт какого-то высокого, здорового мужика - лица не видать. Хочется верить, что это мой обобщенный образ в девических грезах. Что ж - очень похоже, тогда мы еще не были знакомы. Хотели, было, опять оставить мольберт поваляться в подвале, повертели задумчиво в руках, да решили-таки выкинуть, хоть он и вполне исправный и выглядит свежо... А вот лошадино-пейзажное творческое наследие решили-таки оставить в двух больших папках.

И книги, конечно книги - всех годов издания, самого разного состояния потрепанности: от вполне себе приличных, с яркими сохранившимися красками обложек и иллюстраций, до вполне ветхих, покореженных сыростью и интенсивностью употребления. Книги - это просто квинтэссенция массовой гибели иллюзий и промотанной впустую жизни... Сколько в них похоронено радостей, ухайдакано денег, счастливых часов чтения, пустых ожиданий и мечтаний, ни во что не выруливших размышлений (иные записаны карандашом на обложке... да кому теперь нужны эти дурацкие мысли?!)... Эх, лучше на них не смотреть - уже больно! Хорошо, что в этом конкретном подвале книги не мои, а жёнины... Зрелища своих, обагренных моей студенческой кровью и понапрасным желудочным соком (поскольку покупались. зачастую, вместо жратвы) книжек, лежащих в сыром подвале на выброс - я бы не вынес, запил бы...

Ну, вы уже поняли, что мы сейчас разгребаем два подвала: один мой собственный - воображаемый подвал материальных свидетельств моего проживания на определенной территории, - эти артефакты разбросаны по чердакам, подвалам и помойкам моего родного подмосковного города в России, и вот этот реальный подвал одной итальянской семьи из Неаполя, эмигрировавшей в Германию в начале 60-х и прожившей в этом доме с этим подвалом более 40 лет.

Большая часть жёниных книжек - это русская литература по-немецки (она выпускница факультета славистики Кельнского универа), теперь уж даже и не знаешь - кому их отдать? Кто нынче будет читать какую-то русскую литературу, да еще в таких количествах? Позвонил вчера своему другу - немецкому врачу-психиатру, в принципе, весьма читающему человеку. Он пришел, порылся, забрал пяток книжек, на остальное не позарился... Сердце дрожит, жалко выбрасывать, но жена тверда в намерениях - все на свалку! Когда-то она - вовсе не богатая студентка, ухлопала на эти книжки целое состояние. Теперь даже среди ее знакомых нет людей, кому бы пригодился отличный том "Крига унд Фридена" по немецки, а также книжки Булгакова, Чехова, Тургенева, Гоголя и т. д. Мне ужасно жаль выбрасывать, я набрал себе книжек в мешок, может быть, побегу на зарядку, поставлю в уличный книжный шкаф. А с другой стороны, я вот тоже подумал, что и мне бы было некому подарить тома Войны и мира по-русски. Среди знакомых нет человека, которому бы могла пригодиться такая книга.

А еще у нее огромная фонотека русской музыки, русских народных песен - она когда-то вела серию передач на немецком радио о русской музыке, о народных традициях... ее мы пока не выкинули... пока не выкинули мы еще ее, не выкинули пока...

Но самое удивительное с этим подвалом... что вот он накапливал в себе хлам последние 40 лет, и все это казалось ужасно нужным, думалось, что когда-то еще пригодится, используется.... И - ничего не пригодилось, ничего не использовалось, все в свой срок сгнило и теперь вот выбрасывается-таки на помойку, куда это и предназначалось с самого начала... да только лишь привычка нищего существования к складированию и невыбрасыванию "материальных ценностей" (история наших семей похожа - по послевоенным испытаниям и по возрасту родителей)продлило их срок в виде подвального хлама, в сущности, бесполезного. Единственный положительный итог 40-летнего пребывания этого хлама в подвале - это вот то, что он сейчас всколыхнул во мне эти переживания. Всего лишь переживаиня, и даже не всегда приятные... а так - выгодней было бы сдать подвал в аренду.

От забитого доверху 40-летнего подвала осталось условно-необходимого - на полтора чемодана!!! Полтора чемодана вещей, которые сочли нужными за 40 лет... Да и те, полагаю, тоже пойдут через некоторое время в помойку.

Как грится: "И Вечности жерлом пожрется..."

чемоданы
Наверху мольберт и кинокамера, а в средине, самые потрепанные - это те самые чемоданы, с которыми неаполитанское семейство перебралось в Германию в начале 60-х

камера
Кинокамера, наверное она уже из 70-х

проигрыватель
Семейный проигрыватель

книги в сумке
Книжки на выброс - несколько больших сумок. Потом еще в них придет покопается приятель.

книги на полке
На эти рука не поднялась, принес домой, пренебрегая недовольством жены, отнесу в уличный книжный шкаф... В нашем районе как раз живет много "недорезанной интеллигенции" немецкого образца. Хрен знает - может кому пригодится.

конь
И это поднял наверх - портрет лошади и "человека смахивающего на меня"(у меня плечи поширше :))

общий вид подвала
Вот так стал выглядеть подвал после расчистки. А был завален просто доверху и до самой двери!!! Подозреваю, что и оставшиеся артефакты рано или поздно перекочуют на помойку, скорее рано...