September 21st, 2013

шарф

Выйти одетым

При взгляде на совр литературу нельзя не заметить, что все эти так называемые "вызовы общественной морали", с чем часто  связывают и литературный успех и литературный прогресс, и даже талант/преходящий в гений, все крутится вокруг секса. Чем сочинение бесстыдней (ну там говно надо жрать, младенцев насиловать, либо с негром на помойке трахаться), тем, стало быть, у него больше шансов стать успешным... секса туда надо намешать погрязнее и побольше (кто-то из современных молодых оппозиционеров сказанул, что сексу они учились по Лимонову. Сказанул с гордостью. Оно и видно). Этим обычно исчерпывается литературное геройство в снятии всяких табу. Есть уже даже определенная литературная традиция "снятия табу", с 18-го века примерно  - причем все снятые табу оказываются в области секса. Что неизменно приветствуется прогрессивной критикой, и часто представляется как творческий прорыв писателя. Что уж там осталось неснятого-то за столько времени? А, по наивности, простым  дело-то, вроде, казалось изначально. Ан, нет - до сих пор "покровы срывают".  Вот это "снятие покровов" известно  с чего есть и поныне основной прием международной современной литературы... Даже фамилиев называть не буду... Почти все приложились.

Вторая неизменная тема героического самоутверждения литераторов: погрязнее измазать церковь дерьмом, освистать, изобразить корыстными дебилами и развратниками ее служителей. Часто это темы связанные, сосуществуют вместе и рядом, что и понятно.  Поскольку борцы за сексуальную свободу они, как правило, еще и антицерковны по определению. Церковь им, как правило, мешает сексуально самоопределяться, - не юридически, понятно, а своим осуждением и авторитетом, которому, кстати, примерно 2 тыс лет. Отсюда столько злобы и ядовитой слюны в сторону церкви. Я давно заметил, что эта ненависть имеет сексуально извращенческое происхождение... Вспомнить только девок Пуссь с их публичной еблей в биологическом музее МГУ. Лечится надо, а не разглядывать часы на руке Патриарха.

Вообще-то на фоне массы подобных литературных свершений, истинным героизмом было бы написать роман без единой постельной сцены - без членов, спермы, фаллоимитаторов, минетов и куннигилинусов и исповедей проституток (черт, такое щас даже трудно представить!) ну и без этого унылого колхозного "духовидчества", типа  - "у меня бог в душе, мне никто не указ, я сам знаю во что мне верить", идущего оттого, что религиозная малограмотность так и не была ликвидирована за последние лет 20, в отличие от сексуальной и компьютерной.  В этом отношении выросшее поколение такое же бестолковое, как и предыдущее - советское "научно-техническое".

Правда такая книжка может не найти поддержку даже не у читателей, а у всевозможных жюри... как же, там же нет искомого "нарушения табу", причем, обязательно в виде грязного секса и поисков духовной свободы в виде обливания грязью традиционной...

Запомнилась чья-то точная шуточка: "Скандал! Сенсация! Такого не было еще никогда -  Жанна Фриске вышла одетой..."