October 17th, 2013

шарф

"Пиздящий туман" (философско-просветительские очерки об А.Г. Дугине)

Я давно с удивлением наблюдаю за деятельностью известного телекоментатора и публициста А. Г. Дугина. В 90-х с интересом вчитывался, даже восхищался, но, слава Богу, очень быстро ко мне пришла мысль, что Дугин очень похож на самого дурного из замполитов моей военной юности: бесконечная словесная мятель безо всякого смысла.  Замполитов этому специально обучали, главная цель этой "словесной непогоды" в Красной Армии - занять время, отвлечь бойца от разгильдяйства и давления сперматозоидов и тем самым привести его мозги в состояние полной пустоты и прострации, чтоб лучше воспринимались приказы командиров. Если слабонервный солдат не вешался, то это удавалось.  Это, видимо, была такая "методика Главпура".

Время шло, Дугин приобретал известность (методика действовала), иной раз мне со стороны, уже не читая, казалось, что он улучшил качество вещания, я иногда совал в его новые труды нос и уже понимал, что мне не по уму, не хватает философского кругозора, чтобы угнаться за по-прежнему многословной и непролазной мыслью. Однако ощущение "заболтавшегося замполита" от его текстов не проходило. А тут недавно наткнулся на его очередную книжку (подсунули почитатели вместе с восторженными отзывами, что он гений), и я решил обратиться за комментарием  к человеку больше меня в этом разбирающемуся, с широким философским кругозором.  Он профессионально занимается философией и теорией государства и права, автор книг. Забавно, что тогда в 90-х когда я уже со скепсисом относился к Дугину, он - с интересом и укорял меня. Правда и у него быстро прошло, кроме того, в отличие от меня обросло аргументацией.  Мнения, приведенные в этом посте, частные - и его и мое.  Это его письмо ко мне в ответ на мой вопрос,  - прям так и вываливаю с минимальной редактурой, кое-что выделил.


51cee240-95f4-4156-b2df-2825d2558cbf


Текст письма:
Я начинаю подозревать, что ты состоишь в тайной секте поклонников Дугина, цель которых заебывать одним и тем же вопросом людей равнодушных к его писанине. Дело дошло уже до письменных показаний, может оно и к лучшему, следующий раз отошлю тебя к письму. Все это я тебе говорил неоднократно, но теперь под протокол.

1. Я его уличил в плагиате. Нашел у него место, где он берет целые куски из М. Назарова, но не ссылается на него, и  вообще, ни на кого не ссылается, а лепит в качестве оригинального текста. Причем, даже запятых не переставляя. Понятно, что по одной этой причине может быть назван мошенником.

2. Как философ он не оригинален, не нов и прямо беспомощен. То есть, в прямом смысле, у него нет ни одной собственной идеи, ни одной собственной мысли. Какой-то невероятный винегрет из христианства, Хайдеггера и евразийства, гностицизма. Это при том, что православие в 20-м веке имело два великих и судьбоносных спора: об имяславии и о Софии. Это я к тому, что простор для творчества огромен, православие не окончено в своих догматах, казалось бы, ну скажи чего-то новое, если такой умный. Но ничего, пустота... Какой-то салат Оливье интеллектуальный, всего понемногу и майонез традиционализма (сейчас жалею, что потерял столько лет на эту хуйню, но об этом надо отдельно говорить). Все его философские труды это не собственно труды, а многословное эпигонство с массой красивых, как ему кажется образов, точных метафор, метких сравнений, а на самом деле в философском тексте совершенно неуместных и лишних слов, которые затрудняют понимание и прникновение к смыслу. (Которого кстати, либо нет вообще, либо он глубоко вторичен). Помнишь, много лет назад, ты одного моего друга охарактеризовал как "пиздящий туман", вот это определение в полной мере приложимо к его философскому творчеству.

Помню, когда взял в руки книгу Пути Абсолюта, аж задрожал от нетерпения, от одного оглавления голова закружилась (ох, и давно это было!), - такие вопросы человек ставит, а, уж, наверное, внутри там такие истины открыты, что ого-го... Оказалось - ага-га! В его метафизической системе главной категорией была Необходимость, я даже сначала не поверил, думал, чего-то не понял, но - нет, все так и есть, ох я тогда и смеялся! Ведь это подумать только, метафизик, у которого миром правит ... Судьба, ну, просто, цирк на Цветном бульваре. С тех пор перестал читать его тексты, только бородой иногда любуюсь, когда он в телевизоре ей трясет.

Вот эта наглая нахрапистость посредственности, которая стремится взять от жизни свое, и в конечном итоге наебать почтеннейшую публику, конечно, раздражает больше всего. Ведь, посмотри, человек, который вслух метет вперемешку все, что в течение жизни прочитал в разных книгах, называет себя и философом, и метафизиком, и традиционалистом, и хрен его знает кем только не называет. Но ведь философия довольно строгая наука, если ты философ, то предъяви свои открытия в области гносеологии, онтологии, антропологии, в чем твоя концепция-то состоит? А нет у него ни какой концепции, вот у Хоружего есть собственная антропология, да что там говорить, и онтология тоже, и прообраз православной гносеологии, все есть, но он скромный, не называет себя вызывающе нагло - философом или метафизиком, а этот придурок, еще и эзотерик... твою ж маман! Я знаю тексты нескольких современных философов, которые внесли реальный вклад и в гносеологию и в онтологию, но их книг такими тиражами, их фамилий в бульварных газетах, и лиц на телевидении ты не найдешь, не прочтешь и не увидишь.

Но мы сами - «великие эзотерики и конспирологи» и хорошо знаем, если звезда на поверку оказывается искристым бенгальским огнем, то этот обман кому-то нужен и кто-то в это дело денежки вкладывает.

3. Но сначала о нем, как о политическом мыслителе. В этом качестве он смешон едва ли не больше, чем философ. Дело в том, что весь его философский винегрет не имеет точек конвертации в политические идеи. Я как-то тебе говорил, что идеология это есть учение о праве, о государстве (обществе), и о конце истории. Ну, какой идеал общественного устройства может вытекать из идеологии традиционализма? Да ничего не может, кроме форм родо-племенного строя. Это надо иметь в виду всем, очарованным Эволой, Геноном и прочими элиадами, искать там пути спасения для цивилизации, это все равно, что работать доктором в сумасшедшем доме – реально никого не вылечишь, но рано или поздно сам с ума сойдешь (и многие сошли).
Для Хайдеггера верхом политического развития является, судя по всему, гитлеровское государство, а для евразийцев вообще неизвестно что. Алексеев, вождь евразийцев (Дугин ему столько восторженных слов посвятил), построил идею государства-правды, по древнерусским, якобы, образцам, т.е. создал утопию какого-то невероятного размаха и нереальной степени отстраненности от реальности. (Алексеев был любимым учеником Новгородцева, а тот был путаник такой степени, что я даже есть не могу, когда вспоминаю о нем). Правда, был у них и понятный политический прожект, который существовал, почему-то, совершенно отдельно от их теоретических мудрствований, но он как две капли воды напоминал СССР, что само по себе подозрительно.

Как весь этот разнород и разноплюй может быть преобразован в какие-то ясные политические концепции - как? Он тут некоторое время назад издал как откровение свой новый политический опус, я прочел аннотацию, и аж зубы заломило от банальности и импотентности, а презентовал его как откровение уровня Евангелия, что-то там о многополярном и однополярном мире.

Вот, если кого-нибудь спросить: в чем состоит политическая доктрина Дугина, в чем её главная идея? То самым академически выверенным ответом будет – да, хуй его знает в чем... И это касается всего, что он делает.

4. А вот теперь о зажженном когда-то бенгальском огоньке. Трудно отказаться от мысли, что этот «мыслитель» играет роль какого-то интеллектуального Петрушки, который призван в кратчайшие сроки собрать на торговой площади как можно больше почтеннейшей публики, чтобы развлечь ее и отвлечь от чего-то другого. Чего другого? Ну, наверное, тех политических позиций, которые развивались в России в 90-х годах. То есть идеология, противостоящая либерализму, должна была быть интеллектуально обеспечена, мол, мы тоже не шиком бриты, у нас, вон какое великое учение за плечами. В 90-х года в стране жрать было нечего, зато кто-то находил деньги на издание книг Дугина, которые продавались на каждом углу.

Кто эти тайные силы, мне глубоко параллельны: генштаб ли, откуда он родом, сатанисты ли, в чем его часто упрекают, гей-сообщество, о чем тоже поговаривают, мне безразлично. Главное, что как мыслитель он для меня не представляет никакого интереса, жаль только потраченного времени на всю эту лабуду, читал ведь, пытался смысл найти, тоже мудаком был…

Но вот роль Петрушки он исполняет отлично. Рационально разобраться в его интеллектуальном поносе, а, следовательно, опровергнуть его построения, совершенно невозможно. Ты, скажем, написал книгу о том, что "все не так", а он уже три издал о том, что "все именно так", и Хайдеггер также говорил и традиционалисты, и евразийцы и т. д. Ты только сказал, позвольте, вы тут передергиваете, спиздили мысль у Назарова, но у него она была приставлена совсем к другому, а вам уже две книги суют, что Назаров заблуждался, но теперь начал соображать правильно и обратился в правильную веру. Дугин это такой Быков от философии (наукообразного пиздежа обо всем на свете). Ведь писать романы чаще, чем Быков, не в силах даже целый Союз писателей. Также и с Дугиным. Он идеальное идеологическое оружие. Весь понос Дугина призван утопить любого интересанта в потоке высокоумной жвачки, за которой никакого смысла попросту нет (а я знаю и профессоров и докторов наук, на годы утонувших в Дугине). Интересант, взявшийся разбираться в этом во всем, до «правды жизни» вообще никогда не доберется, а если и доберется никогда не поверит, что человек, написавший "Метафизику благой вести" на самом деле использовался в темную, с целью обескуражить читающий народ и лишить его веры в светлое завтра рыночной экономики. Интересно, один мой знакомый профессор философии (ты тоже его знаешь) как-то мне сказал, что в одиночку невозможно столько написать, очень похоже, что его тексты сочиняет какой-то институт, а он их только канализирует в социум. Ну, что ж, тоже может быть, хотя имея представление о творческих возможностях Быкова, мы можем и усомниться в этой мысли.

Осознает ли он сам свою петрушечность, т. е. действует ли он, понимая, что на самом деле, никакой он ни хрена не философ, а самое большее - начитанный пустозвон - не знаю, но это, как говорят в госаппарате, и не мой вопрос.

Это, конечно, субъективный взгляд, но, жизнь наша состоит именно из субъективности…

5. За Броделя спасибо.

А.