November 2nd, 2013

шарф

Быт французского Иностранного легиона в сравнении с нашим военным бытом

Недавно в ЖЖ у меня появилась новая знакомая Екатерина catherine_catty , живет в Москве, по образованию историк-архивист, у нее есть увлечение не совсем обычное даже для историка, тем более для женщины: она собирает материалы, переводит книги о французской армии, Иностранном легионе, о их действиях в Алжире... Жэнщыны ("тожечеловеки") тоже бывают разные: кто по клубам/бутикам чешет и  "ятакуюзагадочность" изображает, не отвлекаясь, а кто вот книжки военные изучает и переводит... (Впрочем, это же относится и к мужчинам:)) Полагаю, командование этого самого Легиона уже вполне может сделать ее своим "почетным легионером" за особые заслуги... Я свел ее со своими товарищем-легионером, который все еще служит, надеюсь ей это пригодится.

Ее пост, на который она обратила мое внимание, был посвящен песне Виана "Дезертиры" про которую и я писал в связи с Вианом, но заинтересовало меня в посте даже не это, а описание наказаний в Легионе за, например, попытку дезертирства или даже за дезертирство. Вот это место:

Был и третий вариант – 656 дней в дисциплинарном полку в Тенфуши (Tinfouchi или Timfouchi) в Сахаре. Это был ад, существовавший под девизом «Прощай, жизнь». Бескрайние песчаные дюны. До цивилизации можно добраться либо самолетом, либо на грузовике. Днем 70 градусов, ночью умираешь от холода. Обритая наголо голова. Вместо команд – свистки. «Пелот» и «Томбо» - по полной программе. Письма – раз в неделю и только от родственников или родственникам. Врача нет, цинга и дизентерия – в порядке вещей.

Когда дочитал до этого абзаца - невольно улыбнулся: то, что в Легионе считалось жестоким наказанием, у нас в парашютном батальоне, стоящем в одной из пустынь Афганистана, была просто ежедневная жизнь. Не даром мне мой товарищ, бывалый легионер, а прежде офицер ВДВ говорил, что служба во французском Иностранном легионе, хоть он и "легендарный", по сравнению с нашими ВДВ - "просто детский утренник". Я привожу здесь с некоторой редактурой свой коммент-ответ на этот пост Екатерины:

afgan22
В пустынных горах

"Интересно пишите, со вниманием и любовью. С интересом прочитал... Кое-что показалось забавным... Видите ли, я как раз и есть этот самый парашютист, только русский, ну и побольше 2-х лет в Афгане, на юге, в пустыне Регистан. Вот из условий у Вас описанных для третьего варианта наказаний - ничего нового я не нашел, у нас все также, только это было для нас не наказание, а просто ежедневная служба. Каким-то особенным "адом" это никто не считал, впрочем, как и курортом. Летом всегда было под 70, кругом душманы, шакалы и минные поля, ели только тушенку с кашей, мясо тухло в 15 минут, пыльные бури наполняли все щели в организме, воды всегда недостаток... Врач батальонный у нас был, но на названные вами болезни он не мог повлиять. Он был вместе с болезнями - цингой, дизентерией, малярией... Это вообще болезнями не считалось, от службы не освобождали, разве только коротко... давали таблетки и пару дней отлежки в палатке. Чуть серьезней - тиф и желтуха - этих отправляли лечиться на вертолете в крупные госпитали, на грузовике к нам было не добраться. От цинги сначала жрали полу гнилой лук, вываленный горой возле палаток каждой роты - как яблоки (доктор велел, комбат приказал, скоро весь батальон соревновался кто съест больше лука не поморщившись :))), потом прислали какие-то таблетки, зубы перестали шататься. Дезертиров особо не было, бежать было некуда - убьют или сам погибнешь без еды-воды. Письма естественно тоже приходили не чаще раза в неделю, а то и реже - когда вертолет прилетит. Не думаю, что это было что-то необычное, обычная война. На холоде у нас, если воевать, все тяжелее и опаснее.
Кстати, у меня не так давно появился друг один - французский парашютист, бывший русский. Мы с ним долго беседовали, он говорит, что после русских ВДВ, французские - "детский утренник". Подробнее здесь: http://alex-kozl.livejournal.com/190370.html
http://alex-kozl.livejournal.com/190561.html
Наказания в таких условиях в принципе должны быть жестокие, поскольку ведь они должны быть хуже, чем такая вот жизнь, а хуже уже почти некуда, солдат и так уже всего лишен. Без наказаний армия, к сожалению, разлагается. О тех временах у меня повесть http://magazines.russ.ru/znamia/2011/9/ko2.html где все оч подробно. "


О пелоте и томбо

У Катерины есть отдельный пост о наказаниях в Легионе, стоящем в Алжире: http://catherine-catty.livejournal.com/303588.html Прочитав, опять же поразился: как все не ново и как, видимо, ограничен набор наказаний для солдата, находящегося и так состоянии крайнего напряжения, когда его уже и лишить нечего. В Легионе были распространены два основных наказания: томбо и пелот, называет она по-французски. А по нашему это марш-бросок (беготня) с полной выкладкой на разное время в зависимости от тяжести проступка; практиковались индивидуальные забеги и групповые, иногда наказание звучало так: взводу с полной выкладкой от завтрака и до обеда вокруг лагеря. Этот прием  сразу и наказание и тренировка, он применялся чаще всего. И второе - томбо - это яма, в которую сажали на несколько суток в зависимости от тяжести проступка. Но в яму сажали, в принципе, за весьма серьезные проступки: вот за попытку дезертирства перед отправкой в трибунал, или за употребление наркотиков, за сон на посту в боевом охранении. Наказание в виде ямы - подробно описано в моей повести "Запах искусственной свежести", вокруг этого все крутится, хотя повесть и не о яме :)) Катя пишет об этом с ужасом, а это была обычная практика и жизнь...