July 27th, 2017

шарф

Как Державина принуждали к женитьбе

В который уж раз сую нос в "Записки" Державина... Прекрасный чистый воздух и язык русского 18-го века, - поскрипывает имперский снежок под гвардейским сапогом.  Державин, кстати, выслужился из рядовых в статс-секретари императрицы и сенаторы - без протекции! При этом первый офицерский чин прапорщика Преображенского полка получил в 29 лет после 11 (!!!) лет службы в нижних чинах. На начало его службы пришелся как раз гвардейский переворот по восшествию Екатерины на престол, юный Державин его участник в составе полка.


Происхождение Державина - из казанских мелких дворян, почти нищий. Род считали от ордынских мурз, пошедших на службу русскому царю. Женат был на молочной сестре Павла Первого, и даже тот , будучи еще наследником - благословил (одобрил). Самый решительный взлет карьеры произошел благодаря, не поверите - поэзии: написал Екатерине оду - "Фелица", где слегка завуалированно и иронично (царица киргиз-кайсацкыя орды:)), но вполне прозрачно восхищался ее деятельностью. Екатерина заплакала при чтении, автора разыскали и наградили табакеркой с бриллиантами и открыли доступ к высшим должностям. Если думаете, что нынче такое невозможно, вспомните, скажем, написателя Ёлкинских мемуаров Юмашева, который из малоизвестного журналюги заделался зятем и временщиком-олигархом, переставлявшим министров и рулившим политикой большого государства... Или журналиста Колесникова, написавшего пару книг про Путина, из которых ровно ничего нельзя про него понять (замямлил, как он умеет, все что можно), зато теперь не бедствует... Надо просто знать про кого и как книги писать :))

Детей у Державина от двух браков не было, но было много воспитанников - детей умерших друзей. Один из них Михаил Петрович Лазарев — выдающийся адмирал, открыватель Антарктиды, губернатор Севастополя.

А вот прекрасная короткая историйка из "Записок" о том, как Державина, к тому времени сержанта гвардии, принуждали к женитьбе на дьяконовой дочке, продержав неделю в карцере... К браку в 18-м веке относились куда как серьезно, не по-нынешнему... И даже полиция способствовала укреплению семьи: полез с глупостями — женись, хоть и сержант гвардии :))

"...а поелику жил он в помянутом доме Блудова с сказанным же его родственником Максимовым, то и случилось с ним несколько замечательных происшествий.

Первое. Хаживала к ним в дом в соседстве живущаго ириходскаго дьякона дочь, и в один вечер, когда она вышла из своего дома, отец или матерь, подозревая ее быть в гостях у соседей, упросили будошников, чтоб ее подстерегли, когда от них выдет. Люди их и Блудова увидели, что бутошники позаугольно кого-то дожидаются, спросили их; они отвечали грубо, то вышла брань, а потом драка; а как с двора сбежалось людей более нежели подзорщиков было, то первые последних и поколотили. С досады за таковую неудачу и чтоб отмстить, залегли они в крапиве на ограде церковной, чрез которую должна была проходить несчастная грация. Ее подхватили отец и мать, мучили плетью и, по научению полицейских, велели ей сказать, что была у сержанта Державина. Довольно сего было для крючков, чтобы прицепиться. На другой день, когда он часу ио полудни в первом ехал из вотчинной коллегии, где был по своим делам, в карете четвернею, и лишь приближился к своим воротам, то вдруг ударили в трещетки, окружили карету бутошники, схватив лошадей под уздцы и, не объявя ничего, повезли чрез всю Москву в полицию. Там посадили с прочими арестантами под краул. В таком положении провел он сутки. На другой день поутру ввели в судейскую. Судьи зачали спрашивать и домогаться, чтоб он признался в зазорном с девкою обхождении и на ней женился; но как никаких доказательств, ни письменных, ни свидетельских, не могли представить на взводимое на него преступление, то, проволочив однако с неделю, должны были с стыдом выпустить, сообща однако за известие в полковую канцелярию, где таковому безумству и наглости алгвазилов дивились и смеялись. Вот каковы в то время были полиция и судьи!"