December 30th, 2017

шарф

Елка из колючей проволоки

Мой очерк, написанный по заказу журнала "Военный", издаваемого известным режиссером Станиславом Говорухиным... Кстати, хаароший журнал и не только про войну... В более полном виде и с фотографиями опубликованный на портале "Контекст".

О том что ели-пили, куда стреляли, как веселились... Как была снята знаменитая фотография...

Батальон живет в палатках, под каждой выдолбленная яма — чтоб разогнуться в рост, не ползать же постоянно. На роту — лагерная палатка, офицеры – рядом в маленьких. Днем полы палаток поднимаются, иначе туда не войти — сваришься заживо, температура летом часто выше 60-ти, на ночь снова опускают, но это не уберегает от пыльных бурь, просыпаешься с холмиками мелкого цементного песка на лице. И нужно так вскочить с койки, чтоб он не попал в глаза, вытряхнуть, а потом уже открывать, иначе изотрешь их до крови. Так и жили – кругом шакалы, душманы и минные поля.

По ночам шакалы громко кричат – поистине человеческими голосами, как истязаемые дети, подошло бы для озвучки фильмов ужасов. Поэтому, когда они подрываются на наших минах, расставленных вокруг батальона, поневоле испытываешь глубокое удовлетворение – так вам, шакалам и надо! А поначалу были даже бредовые сомнения — а вдруг и правда дети? Хотелось бежать и спасать бедных детей. Иногда шакалы задевают растяжки с сигнальными ракетами, ракеты взлетают, свистят и сверкают. По этому месту на всякий случай лупит пулемет боевого охранения. Иногда лупит слишком долго, длинными очередями, потому что боевое охранение тоже люди, и им очень хочется спать, а тут хоть какое-то развлечение. Это звуки нашей ночи. Заснуть, особенно новичку, можно только если у тебя нет другого выхода. Этот шакалий Сталинград со взрывами и стрельбой затихает только к утру, когда уж спать почти не осталось времени, а там – подъем, зарядка, боевая учеба.



Здесь автор Добрыня

а здесь самый правый, а Муромец слева от меня