August 2nd, 2018

шарф

Вышел мой рассказ "пра Люсю" и любофф к ней и родине...

Вот вышел-таки мой многострадальный рассказ (я над ним много страдал) "пра Люсю", ну и "пра любофф", конечно... Аккурат ко дню парашютиста подоспел, поэтому пойду расколю об голову пару утренних кирпичей и почитаю жене вслух, если поймет чего ))

Кстати, рассказик был прежде отвергнут парой либеральных журналов. В нем много языковых пластов аж с 13 века (Хождение за три моря) до Радищева и до современных пиарских жаргонов, а еще очень много аллюзий на библейские тексты и на православный молитвослов. из чего я сделал умозаключение, что в либеральных журналах работают безбожники, молитв оне не читают))
PS. Ах, да... чуть не забыл.... Рассказ был написан по просьбе и на тему, подкинутую Андроником Романовым, редактором журнала "Литерратура"... Ну, условно говоря - преодоление, воля к жизни... За что ему большое спасибо...

И тут вышед из их рядов некто наиболее драбантистый и рыкнул на меня аки лев рыкающий, а Люсю мою описал в беспробудных выражениях.
«Виждь смирение мое, неуместно рыкающий, оно не вечное, лучше бы тебе прекратить высказывания и и приступить к устранению безобразий», – рекл есмя самому драбантистому. Но и он не внемлил в легкомысленности своей углебаяся, а паче обыкновенного возбухл еси, меня же обназвал сыном блядиным, и Люсю тожде обназвал многократно, но только дочью...
Но тут уж внезапу раскололся сосуд скудельный смирения моего, поелику ярость моя в сосуде сем уже не умещалася, но кипела во всей своей многобурливости, и вино сей ярости пролилось наконец к ногам драбантовым... Реку – иду на вы, реку – хоронитеся! О, недостойные, зачем было Люсю называть бессердечными словам, ладно бы одного меня? О, отверженцы сострадания и великодушия, сего стерпеть от вас не могу, ужо поплатитесь! Вкусите же вы у меня вечности до самого основания...
И возложил яз длань на головы их безумныя, потом еще возложил... Сначала возложил шуйцу, потом и десницу, а потом еще два раза по корпусу...