March 30th, 2020

шарф

Ирландские очерки, заключительная часть. Скалы Мохер – декорации к Гарри Поттеру

А вот заключительная часть моих Ирландских очерков на портале "Контекст".... Почти што книжку настрочил...Таам про поездку к самым кррасивым скалам Ирландии и попутное пьянство, а также любовь к Ирландии

"Эти пустынные каменные пейзажи и эти обрывы в океан, где ничто даже и не напоминает о присутствии человека покуда хватает зрения – произвели на нас сильное впечатление. Когда выходишь один на один с океаном, да еще стоишь на высокой скале – по особому чувствуешь свое одиночество перед смертью, свою уникальность и значительность, даже ежели ты сам и сморчок сморчком во всех отношениях. Камерные среднерусские пейзажи, среди которых я вырос – со всеми этими ивами над водой, кувшинками и квакающими лягушками, таких чувств не вызывают...."

"В деревеньке на 100 человек целых две немаленькие церкви. Думается, если бы не эти скалы Мохер поблизости, в деревеньке не задержался бы ни один житель. Как я понял, здесь есть несколько крупных автопоилок-кормилок, куда один за другим подъезжают туристические автобусы, из них двумя быстрыми журчливыми струйками вытекают путешественники, и через час автобусы снова всасывают в себя эту уже разомлевшую и притихшую человеческую субстанцию.
Нас выгрузили возле одной из таких столовых для туристического пролетариата, это был селф-сервис и общие столы с длинными лавками в залах и на улице, – ну, чистая Красная Армия. Причем альтернативы никакой не было, мы было дернулись подыскать заведение, менее смахивающее на солдатскую столовую, но в округе ничего не было. Видимо, эти автокормилки были намеренно расставлены друг от друга на значительном расстоянии, чтобы голодные туристы не перебегали из одной в другую, а условием для жителей тоже было – не заводить вблизи мелких едален. Хвост очереди выходил из этой паршивой столовки на улицу, только перед нами причалил автобус с китайцами, но других вариантов не было, пришлось в неё встать."





шарф

Рецензия Михаила Гундаррина на мою книгу "Батальон в пустыне"

А вот еще одна рецензия в ФБ на мою новую книгу от поэта и филолога Михаила Гундарина. Сама книга здесь: https://www.ozon.ru/context/detail/id/166094945/?stat=YW5fMQ%3D%3D


БОЕВОЙ РАЦИОН
1. Книга Алексея Козлачкова вышла в серии "Разведопрос" - курируемой известным Дмитрием Гоблином Пучковым. Обычно здесь издается нон-фикшн с названиями типа "Польша - гиена Восточной Европы", а если и проза, то преимущество задорно-патриотическая. Сборник Козлачкова явно иной, и по своей, так сказать, идейной основе, да и по качеству прозы. Да, он, сам "афганец", пишет от имени участника войны - но война тут далеко не главное. Кстати, показано множество афганских подробностей, о которых в газетах не писали, и которые могли бы уронить "честь мундира" - типа спекуляции водкой и даже проституции - но отнюдь не роняют. Просто будни, данные с лёгким юмором.
2. Здесь мы не найдем рассуждений о геополитических смыслах Афганской войны, показа ее ужасов, нет даже привычных для военной темы экзистенциальных "загонов". Война присутствует в реальном времени только в повести "Запах искусственной свежести", в остальных рассказах книги она в прошлом. Да и в "Запахе..." Афганистан является скорее поводом.
3. Но это действительно "мужская" проза в том смысле, что в ней просто и четко задаются серьезные вопросы (о долге, о совести, о свободе - и даже о смысле жизни) и даются четкие ответы. А вернее, один ответ - "делай, что должен, и будь, что будет". Ибо последствий своих поступков, вообще связи причин и следствий мы угадать не можем. "Мысли десантного офицера прямы и просты, как парашютная стропа" - в этой вроде бы шутке многое всерьез. А проблемы возникают тогда, когда неясно, в чём именно твой долг. Поэтому на войне даже проще.
4. Солдат спасает молодому офицеру-рассказчику жизнь, потом тот случайно ловит его за правонарушение, отправляет в местный карцер - простую яму, где тот умирает, выпив украденный у того же офицера лосьон Свежесть ( а укравший лосьон другой солдат кончает с собой). Это сюжет "Запаха искусственной свежести". Кто виноват в произошедшем? Можно было бы заклеймить страну, Рок, армейское начальство, наконец, самого себя - здесь не обвиняется никто. Вышло, как вышло; могло выйти и иначе - принимаем это с сожалением, да, чувствуем и вину, и ответственность - но живём дальше. Принимаем реальность, хорошо понимая ее. Как судьбу офицера ВДВ, ставшего солдатом Иностранного легиона ("Французский парашютист"). Как судьбу инвалида-"афганца", не сумевшего устроиться в 90-е ("Война в помещении и на свежем воздухе"). Часто перед нами просто анекдоты, причем данные ретроспективно, иронично и даже с ностальгией - молодой офицер нарушает обычай и вместо водки привозит на войну рюкзак книг ("Влиться в коллектив'); подорвавшийся на итальянской мине много лет спустя рассказывает об этом тестю- итальянцу и тот невольно сокрушается - мол, плоховато работают наши... ("Красота по-итальянски взрывает мир").
5. Стоицизм здесь подкрепляется множеством четко прописанных, неподдельный деталей - "я там действительно был, я видел сам, поэтому могу говорить". Мрачного ничего нет. Стиль прост, прям, ироничен. Несколько выбивается из этого ряда самая "художественная" вещь сборника, "Запах...". Автор может и так: "Стараясь не высовываться из-за своей кучки камней, я повернулся на бок, лицом к проходу, где стояли ком-бат и офицеры батальона, и, сложив ладони рупором, выбирая паузы между душманскими очередями, про-кричал все, что знал и понимал: что стрелять артил-лерией нельзя, авиацией — тем более, что главное — два крупнокалиберных пулемета на обеих сторонах ущелья, передал примерные координаты.
Комбат выругался в подтверждение того, что инфор-мация дошла, и крикнул мне: «Не дрейфь, Федя, щас мы смажем ей термоядерным вазелином и вдуем по самые эполеты».
РЕЗЮМЕ Приятно оказаться среди нормальных людей, рассуждающих и действующих по-нормальному, а не как эстеты и/или придурки, густо заселившие современную прозу. В том, что эти люди прошли войну, я никакого парадокса не вижу. Не ищем здесь бланманже и фуагра - философии, стилистики, сюжетных и мозговых изгибов - получаем честный боевой рацион. Может, он и быстро надоест, но с голоду не помрёшь.


Поэт, преподаватель РГСУ Михаил Гундарин