Алексей (alex_kozl) wrote,
Алексей
alex_kozl

Categories:

Пляжное чтение: три главных рассказа Хемингуэя

По утрам-таки работаю, потом ем-сплю, потом все же иду на море, плаваю (люблю и умею лучше, чем ходить), в промежутках читаю, - понавез читалок - на пляже одна, дома другая :)

Читаю я в основном рассказы разных известных и малоизвестных писателей. На романы у меня сил не достает, все норовлю заглянуть в краткое содержание, роман - жанр необыкновенно многословный. Но классические романы еще синтетичны - много линий, героев, а нынешние - это просто заболтанные рассказы, где от словесного жмыха хочется взвыть, да рот забит, не проплюешься. А все, вроде, оттого, что издательства и премии хотят непременно романов. Вот писатели и строчат длинно, когда сил лишь на рассказ.


Решился записывать краткие впечатления о прочитанном.

Вот вчерась на пляже прочитал три хрестоматийных рассказа Хемингуэя, в энциклопедии они отмечены, как самые известные и популярные из рассказов. Я их некогда читал и не раз и фильмы смотрел, но сугубый интерес к констукциям, заставляет щас вот на старости лет иной раз перечитывать. Эффект всегда удивительный...

Рассказы: Убийцы, Недолгое счастье Фрэнсиса Макобера и Снега Килиманджаро.

"Убийцы" в который раз удивил непролазной скукой, бессмысленными диалогами в одно-два слова, ничемнекончаемостью рассказа... То есть нет того самого заключительно "удара по яйцам", который я прежде всего ожидаю от короткого жанра. В европейской традиционной терминологии - подготовленной развязки, вызывающей... совсем уж неприличное слово - ктатарсис. Тут, видимо, писатель вовсю упражняется по своей знаменитой методе айсберга, - подтекста должно быть в разы больше,чем текста... Текста, на мой взгляд лишнего, в рассказе предостаточно (постоянно чувство от этих его "знаменитых" диалогов такое: как  это тоскливо и бессмысленно читать; а главное - чем определена для писателя именно такая длинна этого, например, диалога, ведь остановиться без ущерба для смысла можно и на, примерно, трети... наверное лишь системой познаковой оплаты в журналах), а вот есть ли подтекст??? Я не заметил. Есть безынтересный текст безо всякого или со скудным подтекстом... Неужели кому-то это нравилось, да так еще что рассказ назван в числе лучших у Хэма? Надо сказать, что впечатление от этого рассказа совпало с тем, что памятно мне от молодости, от первой-второй читки.

Два других  рассказа представились мне более осмысленными (хоть какая-то история рассказана, а не одни понты с айсбергом), хотя не понравился ни один. В "Недолгом счастье..." богатый мужик поехал с красивой женой на сафари в Африку, там  испугался и недострелил раненого льва, за это она его стала презирать и отдалась мужественному охотнику, который, понятно, ничего не боится.  Потом этот Макобер на глазах смелел и уже собрался было дострелить теперь буйвола в очень опасной ситуации, как вдруг жена решает ему помочь, хватает ружье, стреляет и убивает этого самого Макобера. В конце рассказа опять такой никчемный "многозначительный" (исполненный, видимо, подтекстов") разговор жены с охотником. Тот ее убеждает, что это несчастный случай, бывает, мол, ничего  ей не грозит. А она многократно просит, чтоб он замолчал. А он все не молчит и не молчит.

Очень тонко...

Рассказ действительно очень характерен для Хемингуэя - из него торчат все его обычные "бойскаутские"  комплексы. Он как-то поначалу написал "дезертирский" роман, имевший успех (Прощай оружие), потом всю жизнь играл героя, - типичная компенсаторная реакция. Вот мне совершенно неинтересен даже конфликт этого рассказа, он мне представляется вымученным именно этим названным хэмовским комплексом. Мне чужда даже сама идея проявления геройства в этой искусственной обстановке сафари-охоты (это вообще мне кажется дурацкой блажью и чистой компенсацией, как у человека никогда не стрелявшего-служившего появляется вдруг страсть к оружию, - у меня ее нет), мне кажется, его (геройство и мужество) гораздо достойнее проявить в более естественной обстановке, например, на партсобрании :) Принятием или непринятием решений по каждодневным вопросам жизни - любви, денег, товарищества, бизнеса, творчества - именно это сфера для проявления характеров - как мужских, так и женских. Зачем уда-то ехать? Можно проявить сильный характер, совершенно не вставая с койки. Эти глупые хэмовские страсти с пионерскими кострами в заднице по поводу охоты, как настоящего мужского дела - мне смешны, как и вообще переживания такого рода по поводу струсил-не струсил (как предмет для литературы это слишком плоско). Да еще какой-то обструганный, как кочерыжка, образ бабы, которая тут же "дала герою". Просто какие-то древнегреческие страсти... Вообще-то этой своей подростковой-героической компенсацией Хэм напоминает немного Лимонова, тот тоже все время пыжится и лезет в герои, а потом крутится перед зеркалом - сколько отжался и склолько подростков трахнул... и так до старости.

Структурно рассказ тоже не выстроен (разве что под структурой у Хэма всегда надо понимать этот невнятный "подтекст"). Нет ни интриги, ни неожиданности, - фабулы. Даже то, что в конце она его случайно убивает вызывает больше недоумение - ну и что? И на фига? Вместо чувства сладкого облегчения (очищения через сопереживание) - легкое недоумение. Концовка не является развязкой, это, может быть, и "удар по яйцам", но по яйцам манекена с отбитием ноги... отсюда и вопрос - ну и фигли? :))

PS: (Перечитал еще раз рассказ после поста. Там, конечно, есть некие водянистые намеки, что, мол, она его специально замочила... Но очень водянистые... Шарада для любителей детективов. Тогда смысл рассказа в том, чтобы долго думать - специально или не специально. "Айсберг" во всей красе.)

"Снега Килиманджаро" еще проще по структуре. На сафари же (опять эта "героическая" экспозиция для "настоящих мужчинов") умирает писатель Гарри от заражения крови, рядом скачет безутешная богатая жена (теперь она богата он беден, по сравнению с прежним рассказом поменялись функции мужчины и женщины), он ей напоследок хамит и вспоминает жизнь, о том, что много чего не доделал, много профукал в карты и вообще понапрасну, многое не написал и уже никогда не напишет. Вспоминает еще, что вот кого любил, те были небогаты, а женился все время на богатых, да все богаче и богаче, что и погубило, по его мнению, его талант, - погряз в роскоши и развлечениях... ну обычное такое подведение предсмертных итогов... Подтекст и прост и вечен - мементо мори.

Ну, я бы сказал - ничего так, по сравнению с его собственными двумя вышеназванными, но вот по сравнению, например, с толстовским "Смерть Ивана Ильича" и чеховским "Скучная история", похожими по теме  - немного смахивает на рефлексию "офисного планктона о вечности".

Обрывочно-калейдоскопические воспоминания о прошедшем - о ненаписанном - небезынтересны, но тоже - ничего особенного, ничего такого, чтобы захватило, заставило бы отодвивинуть книжку и посмотреть вдаль на верхушки деревьев, замечтаться... Пьянки, карты, война... Мне запомнилась лишь рефлексия о том, что вот, мол, с австрияками сначала воевали, а потом вскоре вместе катались на лыжах, уже в мирной жизни, дружили, странно все это.... И правда странно. И еще - стакан белого вина на дорогу с шофером (сам люблю холодного белого именно с утра, да не всегда могу себе позволить) Вообще воспоминания, да и все описания у Хэма не чувственны, они бесплотны... когда он пишет о жажде, твои губы не слипаются больно от недостатка влаги, так что их не разодрать; когда его герои бесконечно пьют - тебе не хочется выпить. И даже его женщин почему-то не хочется... трахнуть. Его описания романтично-имрессионистичны, как пресловутые "брызги шампанского", как некий отзвук и аккомпанимент бурливой, но не слишком интенсивной (да и не слишком интересной по-сути) жизни - "Праздник, который всегда сс тобой", короче говоря. В этой книге есть конечно определенная прелесть, но так-то, ежели вдуматься - это квинтэссенция мечт  "офисного планктона" - переползание на такси по кабакам большого города, - и "романтические порывы" в душе в виде самого популярного нынче мелкобуржуазного увлечения: катания толстых жоп на горных лыжах в разных концах Альп (и у Хэма тоже это, и в рассказе этом тоже  - ничего умнее не придумал, даже перед смертью вспоминает). Ну плюс еще героические комплексы, заставляющие иной раз клерка совать голову в унитаз для проверки мужественности, а также играть в пейнбол и хамить на форумах в качестве подтверждения любви к родине и собственного героизма. Сейчас ведь отважней марки собирать и макраме плести, потому что так уже никто не делает. Вот тут и можно проявить настоящий мужской характер, а не на каких-то там сафари :)

Будет ли после всего этого выглядеть лукавством заявление о том, что я Хэма все же люблю, но нечто в нем другое. Он был одним из друзей юности, он был предметом завистливых переживаний... Ну и - Старик и море - гениальна без оговорок (на мой скромный взгляд).

Я об нем даже вот писал уже (сам возврат к фигуре говорит о чем-то): http://alex-kozl.livejournal.com/tag/%D0%A5%D1%8D%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D1%83%D1%8D%D0%B9

Я просто читаю на пляже. Собираюсь продолжить.
Tags: Море, Пляж, Хемингуэй
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments