Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

шарф

В итальянском городе Монца появилась площадь Мучеников Одессы

Власти коммуны Чериано Лагетто, относящейся к итальянскому городу Монца (Ломбардия), назвали одну из городских площадей в честь жертв фашистских оккупантов и майской бойни.
Об этом сообщает официальный сайт коммуны 2 января 2015-го года.
Такое решение принято в связи с желанием местных властей почтить память жертв массовых казней евреев в 1941 году, а также, в память о, цитируем, «недавнем эпизоде, когда в черноморском городе были убиты несколько десятков безоружных пророссийских демонстрантов, которые укрылись во Дворце профсоюзов, чтобы избежать столкновения со сторонниками самопровозглашёной киевской власти».

piazzetta

Молодцы итальяшки!! Удивляет, что вот итальянцы, находящиеся где-то далеко, а очень правильно понимают суть происходящего на Украине и бывшего в Одессе. А укры никак не воспрянут ото сна и осатанения...

Если че, вот ссылка на оригинал: http://www.ceriano-laghetto.org/News_ed_Eventi/Notizia.asp?cod=2176
шарф

В "Знамени" вышел "Французский парашютист"

Моя новая повесть "Французский парашютист" вышла в № 9 журнала "Знамя", что есть хорошо :))  Я не считаю это своим лучшим сочинением, но - читается, как говорят, влет... Две судьбы, перехлестнувшиеся... в европейской бане и сопутствующие приключения... Повесть - часть книги о путешествиях.

При подготовке текста хорошо работалось с редактором прозы Евгенией Вежлян vejlyan, за что ей спасибо.

Текст в "Знамени": http://magazines.russ.ru/znamia/2014/9/4k.html

Чуть более полный текст , а главное с некоторыми правильными  словами, которые в журнальной публикаци пришлось убрать (не по вине редакции), как всегда на "Контексте", там же и книга о путешествиях: http://contextap.ru/turist/140315222651.html

502feb12676f64.26291436
шарф

Русские бродят по Италии

В Италии полно русских, всюду русская речь. Мне это нравится... уже можно и языков не изучать, все равно основным постепенно становится русский, да и ученые соотечественники помогут не пропасть в дебрях Ивропы... И хорошо, что мы перестали шарахаться друг друга... Лет 10 назад трудно было найти русский путеводитель в Италии, а щас заезжаешь в придорожное кафе и на тебе - литература только на русском и на китайском... :))

1337180664_2011-it-venice-part2-04


Сидим вчера с девицею на берегу канала в Венеции, пьем вино, болтаем... слышим песню - поет гондольер, я грю: американцы, наверное, пение это очень дорого и за отдельные деньги... ну, может, и японцы, они тоже склонны платить за дорогие глупости...
Тут выплывает из-за угла гондола, и мы оба хохочем: по рожам видно - наши, ватники. Молодой мужик выгуливает семейство по Европе, кажется, даже вместе с тещей... Ну мы им помахали, покричали по-русски... они дружелюбно ответили...

Русские в Европе в виде туристов, а украинцы в виде обслуживающего персонала... В магазинах, пиццериях, по уходу за больными, и на бульваре тоже стоят украинские деффки... Я не преувеличиваю и не злорадствую, это все знают/замечат... Украинских групп у меня не было с начала года (а прежде много), в общих группах украинцы тоже почти не попадаются... Украинский турист исчез как вид... Им щас, понятно, не до того... Они теперь увлеклись уничтожением  своих русскоязычных соотечественников... бомбят, расстреливают артиллерией, ракетами...

Это я к тому, что у меня есть две украинские знакомые (они здесь часто выступают с размышлениями), которые не устают повторять навязчивую мантру: Россия в жопе, в жопе, жопе... и скоро развалится, а мы такие сякие... будем жить в Европе...

Чет не видно пока... одни русские по ней бродят (это те которые в жопе)
шарф

Какой карасивый девачка Наташа

Как всегда на сайте "Контекст" два коротких очерка о наших людях, мучающихся на европейских просторах от невыносимости тамошних порядков http://contextap.ru/turist/140422154913.html Некоторые из мучающихся - украинцы.






Наташа в Турции
шарф

Украинский как средство международного общения

Очередной рассказ из моей книжки "Туристы под присмотром" про одного потерявшегося в итальянских джунглях украинского путешественника.  Посвящаю украинским событиям. Наездов на украинцев нет, наоборот - чистая любовь :))

Как всегда на сайте "Контекст" http://contextap.ru/turist/

Общаясь с большим количеством международного народа, я заметил, что украинцев от отстального "цивилизованного челвоечества" отличает, зачастую, только одно - повышенная цивилизованность. Скажем, если любого другоо туриста - русского, еврея, американца что-то не устраивает, он винит в этом бармена, официанта, гида и т. д. Украинец тоже так поступает, но плюс еще во всех этих приключениях у него обязательно страдает и "чувство национального достоинства", он еще попутно на всех обижается сразу за всю Украину и за ее незалежность. Ну особенно, конечно, на руских обижается. Подтекст (или даже текст), зачастую такой: мы-то украинцы знаем, как все это положено в цивилизованных странах, а вы нас тут за дурачков нецивилизованных держите, мы не такие... То есть, обделив чем-то одного украинца, ты должен помнить, что ты оскорбляешь всю украинскую державу и даже саму идею украинской независимости и цивилизованности, и тебе это еще отольется... А так - украинцы обычные туристы, от других почти не отличишь, в женщинах преобладает повышенная грудастость, что особенно приятно.

vertep
шарф

Санта Клаус из фирмы Факер

Очередной очерк о русских путешественниках, в невыносимых условиях Западной Европы осматривающих, в целях познанья, тамошние города и веси. И рассказ об одном храбром немецком водителе, помогающем им в этом. Как всегда  на сайте "Контекст": http://contextap.ru/turist/131217111306.html

kl2
шарф

Храбрая Розенблюм (женщина на войне)

Очередная порция заметок о русских путешественниках на сайте "Контекст" в моей серии "Туристы под присмотром". На этот раз это рассказ об одной отважной еврейской девушке и не отважном парне, с которыми я гулял по Италии. Вот здесь: http://contextap.ru/turist/

arm
шарф

Чтение по списку: Конрад, Рубина, Быков

Конрад - знаменитый англиский писатель польского происхождения: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%80%D0%B0%D0%B4,_%D0%94%D0%B6%D0%BE%D0%B7%D0%B5%D1%84  Эмигрировали родители, выучился на матроса-капитана, по-английски стал говорить лишь в сознательном возрасте, а потом стал классиком. Это всегда удивитльно. Самым ярким его произведением считается как раз повесть "Сердце тьмы" 1902 года. Честно говоря, Конрад мимо меня как-то пролетел прежде, почти ничего не помню... Ну, вот взялся за "Сердце тьмы".

Знаменитая повесть показалась мне довольно бессвязным, сумбурным произведением и, думаю, дело здесь не в переводе, а в авторе... Повествование перебивается эмоциональными рассуждениями на "общечеловеческие" темы, в этом забываешь, о чем идет речь, оно логически не выстроено, читая, приходится припоминать героев, листая назад. Портреты не точные, все тонет в лишних словах и ненужных деталях, которые лишь мешают связному восприятию, его эмоциональные спичи-отступления - тоже.  Тем не менее - несколько экранизаций и даже, как написано в энциклопедии - знаменитый "Апокалипсис сегодня" Копполы тоже снят по этому сюжету с изменением антуража. В чем загадка этого невыстроенного произведения - не пойму (загадка успеха). Предполагаю, что в эмоциональном разоблачении "ужасов коллониализма".  Так бывает, когда сочинение само по себе слабенькое, вторичное и тоже весьма сумбурное становится вдруг всеми читаемым, хвалимым и даже влиятельным на других писателей.  И все это оттого, что "вовремя напечатано". Ну, скажем "Дети Арбата"... Кому сейчас в голову придет почитать его пред сном?

Дина Рубина - чрезвычайно популярная писательница.... у женщин. Интересно - есть хоть один мужчина, которому она нравится и который бы "зачитался Рубиной"?  Где-то мелькнул отрывок из ее интервью, что, мол, ее трясет от словосочетания "женская литература". Думается мне, что потому ее и трясет, что это про нее.  Экспозиция сочинений мне попадвшихся у Рубиной такова: чешет она по миру-европе одна или с мужем, по делам или по безделью, ну и наблюдает за всем и вся... ну и получается известное - "что вижу, то пою".  Сочинения переполнены чисто женской рефлексией... что в общеми понятно, а какой-же ей быть? Но просто нельзя сказать, что рефлексия эта особенно изыскана, ну так - обычная жвачка средней туристки из России (она из Израиля): "Ой какие миленькие домики - ну прям игрушечные!!" Ну и постоянная оглядка на себя в зеркало: я такая, я не такая, я такая необычно-загадочная... все уже знают, что я вот такая, а никакая другая... Вполне возможно, что это именно и является секретом успеха Рубиной у массы женщин: рефлексия всенародно-женская, доступная (и я так могу) и слова простые... красивые такие слова, иногда не понятно, что она имеет ввиду, но все равно красиво и хорошо.  Вот начинается один рассказ "По дороге из Гейдлеьберга": "Кусками желтой халвы мелькнули жернова прессованного сена."

Эк как ловко сказанула! Жернова-то только причем? Кроме того, это солома, скатанная в кругляши, а не сено.  В Израиле наверное соломы нет. А вот еще восхитился: "Долгий выдох тумана расползался по каменным террасам…"

Домохозяйки, наверное, от красоты этой фразы достигают попутного оргазма, не отходя от сковородок с котлетами.

  Предложенный рассказ "Я и ты в персиковых облаках" (название отличное!) - про собаку. Ну мне было скучно... может, я так собак не люблю. Ну, и вообще - какое мне дело до собаки Рубиной?  А вот, помню, меня неприятно поразила повесть "Высокая вода венецианцев" - про то, как Рубина поехала в Венецию, ну и там насмотрелась всякой всячины. Было любопытно вдвойне почитать - и теткам нравится и в Венеции была.  Значительная часть повести - это конспект первого попавшегося путеводителя со своими не вполне уместными комментариями (зачем путеводитель-то комментировать?), ну и какая-то малоинтересная история рассказана, которую уже забыл... вот и вся повесть.

Вообще-то от чтения Рубиной возникает постоянное чувство неуместного многословия. Нет рядом мужчины, который бы сказал ей: ну помолчи уже, женщина!


И еще рассказ Быкова "Синдром Черныша" подвернулся под руку. Я вообще не понял про что этот замечательно написанный рассказ, все надеялся в конце разъяснится.  Перечитал два раза конец - и опять ничего не понял, намеки какие-то. А в сооществе ru_bykov   все дружно восхищаются.  ЧуднО... Видимо, Быков вышел уже на такой уровень, что чего бы ни написал - почитатели радостно повизгивают. Ну, в принципе, этому лишь позавидовать можно.
шарф

Еще три рассказа, прочитанные на пляже: два хороших один плохой

Рассказы из списка читать еще не начал, пока дочитал кое-что из намеченного прежде.... но обязательно начну - завтра или сегодня. Решил начать с самого противного - с фантастики и с Сор-Пела.

А пока вот результат полуслучайного, наудачу выбранного чтения. Еще три рассказа, прочитанные на пляже.

Совершенно замечательный рассказ Питера Устинова "День состоит из сорока трех тысяч двухсот секунд" http://lib.ru/INPROZ/USTINOW/ustin03.txt  Это рассказ об одном чудаке, которого раздавил мир там, где обычно он не давит, люди выживают спокойно, а некоторые чувствую себя даже и вполне уютно. Когда рассказ хорош, то даже трудно сказать почему - ну и по конструкции в том числе. Он почти совершенен. И никакого тебе, блять, подтекста... То есть ,по крайней мере, того, что под ним понимает Хемингуэй.

Вообще от хорошего рассказа (как и от хорошего хуйдожественного произведения в прынципе) я ожидаю прежде всего этой завершенности, которая бы давала особого рода разрядку, облегчение, -  в европейской традиции, называемой катарсисом, а я в простоте и глупости своей называю это (эх, мое казарменное прошлое!) - "ударом по яйцам". Ну и такое особое, возникающее после прочтения чувство сладкой мечтательности, когда хочется отложить книгу и посмотреть куда-нибудь вверх, на верхушки деревьев, в небо... Г. Адамович еще называл это "метафизическим сквознячком" в форточке или в "щелях смысла", каковой и есть квинтэссенция поэзии. Незабвенное определение....

А вот эти бесконечные смехуечки писать как раз очень легко.... Сор-Пел, Жванецкий, Шындирович....

А вот второй замечательный рассказ Питера Устинова (вот так - два подряд одного автора!!!) -  "Добавьте немного жалости". И какой из них замечательнее даже  затрудняюсь сказать, вот он:  http://lib.ru/INPROZ/USTINOW/ustin01.txt
Это рассказ, построенный на военных воспоминаниях, но назвать его рассказом о войне я бы не решился. Вообще, может покажется странным, но я "о войне" читать не люблю, и читаю очень редко. За исключением тех случаев, когда написанное так хорошо, что уже не имеет значения о чем это (метафизический сквознячок в щелях смысла:)), как вот в случаях с этим рассказом Устинова и фолкнеровским "Полным поворотом кругом" (который есть, кстати, в нашем списке).  Поэтому напрасно мне шлют иной раз многочисленные сочинения бывалых воинов, я их не читаю, мне не интересно.
В этом рассказе мне представляется немного затянутой экспозиция, чуть бы короче. Но прелести и сильнейшего воздействия у рассказа это не отнимает.

И, наконец, третий из прочитанных вчера-сегодня на пляже рассказов вызвал скорей недоумение, скучный, затянутый, сплошной, как я понимаю, подтекст (потому что ничего не поймешь и одни намеки) и какие-то неуместные еротические переживания.... Хотя написан уже почти современным классиком, во всяком случае мэтром, пользующимся огромным авторитетом, как я понимаю, в литертурной среде - Владимиром Маканиным. Я помню что он преподавал, когда как раз я учился в литинституте, студенты относились к нему с уважением. Но я так и не осилил ничего маканинского, - не мое тоже. Это была очередная попытка - и опять неудачная. Еще были у меня какие-то попытки прочитать что-то там про Чечню, полугомосексуальное... чертовщина какая-то.  Этот прочитанный на пляже рассказ называется "Ночь… Запятая… Ночь". Кто хочет сверить впечатления, он находится здесь: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2010/1/ma4.html

Ну-с, почитаем дальше...

шарф

Пляжное чтение: три главных рассказа Хемингуэя

По утрам-таки работаю, потом ем-сплю, потом все же иду на море, плаваю (люблю и умею лучше, чем ходить), в промежутках читаю, - понавез читалок - на пляже одна, дома другая :)

Читаю я в основном рассказы разных известных и малоизвестных писателей. На романы у меня сил не достает, все норовлю заглянуть в краткое содержание, роман - жанр необыкновенно многословный. Но классические романы еще синтетичны - много линий, героев, а нынешние - это просто заболтанные рассказы, где от словесного жмыха хочется взвыть, да рот забит, не проплюешься. А все, вроде, оттого, что издательства и премии хотят непременно романов. Вот писатели и строчат длинно, когда сил лишь на рассказ.


Решился записывать краткие впечатления о прочитанном.

Вот вчерась на пляже прочитал три хрестоматийных рассказа Хемингуэя, в энциклопедии они отмечены, как самые известные и популярные из рассказов. Я их некогда читал и не раз и фильмы смотрел, но сугубый интерес к констукциям, заставляет щас вот на старости лет иной раз перечитывать. Эффект всегда удивительный...

Рассказы: Убийцы, Недолгое счастье Фрэнсиса Макобера и Снега Килиманджаро.

"Убийцы" в который раз удивил непролазной скукой, бессмысленными диалогами в одно-два слова, ничемнекончаемостью рассказа... То есть нет того самого заключительно "удара по яйцам", который я прежде всего ожидаю от короткого жанра. В европейской традиционной терминологии - подготовленной развязки, вызывающей... совсем уж неприличное слово - ктатарсис. Тут, видимо, писатель вовсю упражняется по своей знаменитой методе айсберга, - подтекста должно быть в разы больше,чем текста... Текста, на мой взгляд лишнего, в рассказе предостаточно (постоянно чувство от этих его "знаменитых" диалогов такое: как  это тоскливо и бессмысленно читать; а главное - чем определена для писателя именно такая длинна этого, например, диалога, ведь остановиться без ущерба для смысла можно и на, примерно, трети... наверное лишь системой познаковой оплаты в журналах), а вот есть ли подтекст??? Я не заметил. Есть безынтересный текст безо всякого или со скудным подтекстом... Неужели кому-то это нравилось, да так еще что рассказ назван в числе лучших у Хэма? Надо сказать, что впечатление от этого рассказа совпало с тем, что памятно мне от молодости, от первой-второй читки.

Два других  рассказа представились мне более осмысленными (хоть какая-то история рассказана, а не одни понты с айсбергом), хотя не понравился ни один. В "Недолгом счастье..." богатый мужик поехал с красивой женой на сафари в Африку, там  испугался и недострелил раненого льва, за это она его стала презирать и отдалась мужественному охотнику, который, понятно, ничего не боится.  Потом этот Макобер на глазах смелел и уже собрался было дострелить теперь буйвола в очень опасной ситуации, как вдруг жена решает ему помочь, хватает ружье, стреляет и убивает этого самого Макобера. В конце рассказа опять такой никчемный "многозначительный" (исполненный, видимо, подтекстов") разговор жены с охотником. Тот ее убеждает, что это несчастный случай, бывает, мол, ничего  ей не грозит. А она многократно просит, чтоб он замолчал. А он все не молчит и не молчит.

Очень тонко...

Рассказ действительно очень характерен для Хемингуэя - из него торчат все его обычные "бойскаутские"  комплексы. Он как-то поначалу написал "дезертирский" роман, имевший успех (Прощай оружие), потом всю жизнь играл героя, - типичная компенсаторная реакция. Вот мне совершенно неинтересен даже конфликт этого рассказа, он мне представляется вымученным именно этим названным хэмовским комплексом. Мне чужда даже сама идея проявления геройства в этой искусственной обстановке сафари-охоты (это вообще мне кажется дурацкой блажью и чистой компенсацией, как у человека никогда не стрелявшего-служившего появляется вдруг страсть к оружию, - у меня ее нет), мне кажется, его (геройство и мужество) гораздо достойнее проявить в более естественной обстановке, например, на партсобрании :) Принятием или непринятием решений по каждодневным вопросам жизни - любви, денег, товарищества, бизнеса, творчества - именно это сфера для проявления характеров - как мужских, так и женских. Зачем уда-то ехать? Можно проявить сильный характер, совершенно не вставая с койки. Эти глупые хэмовские страсти с пионерскими кострами в заднице по поводу охоты, как настоящего мужского дела - мне смешны, как и вообще переживания такого рода по поводу струсил-не струсил (как предмет для литературы это слишком плоско). Да еще какой-то обструганный, как кочерыжка, образ бабы, которая тут же "дала герою". Просто какие-то древнегреческие страсти... Вообще-то этой своей подростковой-героической компенсацией Хэм напоминает немного Лимонова, тот тоже все время пыжится и лезет в герои, а потом крутится перед зеркалом - сколько отжался и склолько подростков трахнул... и так до старости.

Структурно рассказ тоже не выстроен (разве что под структурой у Хэма всегда надо понимать этот невнятный "подтекст"). Нет ни интриги, ни неожиданности, - фабулы. Даже то, что в конце она его случайно убивает вызывает больше недоумение - ну и что? И на фига? Вместо чувства сладкого облегчения (очищения через сопереживание) - легкое недоумение. Концовка не является развязкой, это, может быть, и "удар по яйцам", но по яйцам манекена с отбитием ноги... отсюда и вопрос - ну и фигли? :))

PS: (Перечитал еще раз рассказ после поста. Там, конечно, есть некие водянистые намеки, что, мол, она его специально замочила... Но очень водянистые... Шарада для любителей детективов. Тогда смысл рассказа в том, чтобы долго думать - специально или не специально. "Айсберг" во всей красе.)

"Снега Килиманджаро" еще проще по структуре. На сафари же (опять эта "героическая" экспозиция для "настоящих мужчинов") умирает писатель Гарри от заражения крови, рядом скачет безутешная богатая жена (теперь она богата он беден, по сравнению с прежним рассказом поменялись функции мужчины и женщины), он ей напоследок хамит и вспоминает жизнь, о том, что много чего не доделал, много профукал в карты и вообще понапрасну, многое не написал и уже никогда не напишет. Вспоминает еще, что вот кого любил, те были небогаты, а женился все время на богатых, да все богаче и богаче, что и погубило, по его мнению, его талант, - погряз в роскоши и развлечениях... ну обычное такое подведение предсмертных итогов... Подтекст и прост и вечен - мементо мори.

Ну, я бы сказал - ничего так, по сравнению с его собственными двумя вышеназванными, но вот по сравнению, например, с толстовским "Смерть Ивана Ильича" и чеховским "Скучная история", похожими по теме  - немного смахивает на рефлексию "офисного планктона о вечности".

Обрывочно-калейдоскопические воспоминания о прошедшем - о ненаписанном - небезынтересны, но тоже - ничего особенного, ничего такого, чтобы захватило, заставило бы отодвивинуть книжку и посмотреть вдаль на верхушки деревьев, замечтаться... Пьянки, карты, война... Мне запомнилась лишь рефлексия о том, что вот, мол, с австрияками сначала воевали, а потом вскоре вместе катались на лыжах, уже в мирной жизни, дружили, странно все это.... И правда странно. И еще - стакан белого вина на дорогу с шофером (сам люблю холодного белого именно с утра, да не всегда могу себе позволить) Вообще воспоминания, да и все описания у Хэма не чувственны, они бесплотны... когда он пишет о жажде, твои губы не слипаются больно от недостатка влаги, так что их не разодрать; когда его герои бесконечно пьют - тебе не хочется выпить. И даже его женщин почему-то не хочется... трахнуть. Его описания романтично-имрессионистичны, как пресловутые "брызги шампанского", как некий отзвук и аккомпанимент бурливой, но не слишком интенсивной (да и не слишком интересной по-сути) жизни - "Праздник, который всегда сс тобой", короче говоря. В этой книге есть конечно определенная прелесть, но так-то, ежели вдуматься - это квинтэссенция мечт  "офисного планктона" - переползание на такси по кабакам большого города, - и "романтические порывы" в душе в виде самого популярного нынче мелкобуржуазного увлечения: катания толстых жоп на горных лыжах в разных концах Альп (и у Хэма тоже это, и в рассказе этом тоже  - ничего умнее не придумал, даже перед смертью вспоминает). Ну плюс еще героические комплексы, заставляющие иной раз клерка совать голову в унитаз для проверки мужественности, а также играть в пейнбол и хамить на форумах в качестве подтверждения любви к родине и собственного героизма. Сейчас ведь отважней марки собирать и макраме плести, потому что так уже никто не делает. Вот тут и можно проявить настоящий мужской характер, а не на каких-то там сафари :)

Будет ли после всего этого выглядеть лукавством заявление о том, что я Хэма все же люблю, но нечто в нем другое. Он был одним из друзей юности, он был предметом завистливых переживаний... Ну и - Старик и море - гениальна без оговорок (на мой скромный взгляд).

Я об нем даже вот писал уже (сам возврат к фигуре говорит о чем-то): http://alex-kozl.livejournal.com/tag/%D0%A5%D1%8D%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D1%83%D1%8D%D0%B9

Я просто читаю на пляже. Собираюсь продолжить.