Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

шарф

Батальон в пустыне. СПб, Питер - моя новая книга

А вот, кстати, месяц назад вышла в Питере моя новая книга, я уже успел туда съездить на презентацию и гульбу - знакомство с питерскими фейсбучными друзьями и нефейсбучными тоже... Ужасающе гульнули!!! Перепечатываю здесь мой пост месячной давности из ФБ - о книге, о всяких недоразумениях:

А вот и книжонка моя новая подоспела - военных и полувоенных повестей и рассказов... Вышла в издательстве "Питер" в городе тоже Питер в популярной серии Дмитрия Пучкова "Разведдопрос". В продаже уже везде...
Ну, что сказать, работа издательства мне понравилась, редакторы высококлассные, стремительно решали все возникающие недоразумения. Название сборника придумать мне помогли (у меня было другое), им хотелось, чтоб сразу цепляло, я долго не сопротивлялся, подумал: хорошо уже, что не "Кровавый душман в смертельной пустыне" (а всего лишь батальон в пустыне и даже в несмертельной...), хотя все ваши пожелания по этому поводу я им передал )) Помните, я консультировался?

Но на обратной стороне глубоко поразила надпись "Книга содержит нецензурную брань" - и меня и моих зарубежных родственников, им пришлось перевести... Неаполитанскиих родственников охватил просто столбняк: это ж как надо было ругаться, чтоб даже на обложке об этом заранее предупреждали! Чтоб, наверное, несовершеннолетние девочки и беременные женщины к книге даже не подходили... Это тем более парадоксально, что, по ихнему разумению, русские вообще не умеют ругаться красиво и выразительно, не используют жесты и мимику, когда каждое слово сопровождается сложными телодвижениями, да и язык беден... вот то ли дело в неаполитанском языке - 38 синонимов одного только говна!
Я расстроился и за надпись, и за наш язык, тем более, что в контексте этого охватившего нас столбняка - было даже как-то стыдно уже признаться, что всех грязных ругательств в книге одно только слово "блядь". Да я от него-то уж и отказаться был готов, заменив на "твою мать" (как будто это чем-то лучше), что считается цензурным... Но меня, можно сказать, всей редакцией уговорили ничего не менять... Зато удостоили такой вот надписи, клейма 18 + и продажи в целлофане ))
Но в принципе, я не горюю: в целлофане так в целлофане, блядь так блядь... Тем более, что сказать по-честному, замена бляди на твою матерь серьезно бы скорректировала художественную концепцию книги, увела от главного )) Обложка красивая - черная, карта, письма, патроны, немного не хватает только кровавой разорванной тельняшки, а так все отлично!! Спасибо всем соучастникам!

Заказать ежли шо дешевше всего здесь:https://www.ozon.ru/context/detail/id/166094945/?stat=YW5fMQ%3D%3D

Или здесь: https://www.labirint.ru/books/733474/


шарф

Рецензия Михаила Гундаррина на мою книгу "Батальон в пустыне"

А вот еще одна рецензия в ФБ на мою новую книгу от поэта и филолога Михаила Гундарина. Сама книга здесь: https://www.ozon.ru/context/detail/id/166094945/?stat=YW5fMQ%3D%3D


БОЕВОЙ РАЦИОН
1. Книга Алексея Козлачкова вышла в серии "Разведопрос" - курируемой известным Дмитрием Гоблином Пучковым. Обычно здесь издается нон-фикшн с названиями типа "Польша - гиена Восточной Европы", а если и проза, то преимущество задорно-патриотическая. Сборник Козлачкова явно иной, и по своей, так сказать, идейной основе, да и по качеству прозы. Да, он, сам "афганец", пишет от имени участника войны - но война тут далеко не главное. Кстати, показано множество афганских подробностей, о которых в газетах не писали, и которые могли бы уронить "честь мундира" - типа спекуляции водкой и даже проституции - но отнюдь не роняют. Просто будни, данные с лёгким юмором.
2. Здесь мы не найдем рассуждений о геополитических смыслах Афганской войны, показа ее ужасов, нет даже привычных для военной темы экзистенциальных "загонов". Война присутствует в реальном времени только в повести "Запах искусственной свежести", в остальных рассказах книги она в прошлом. Да и в "Запахе..." Афганистан является скорее поводом.
3. Но это действительно "мужская" проза в том смысле, что в ней просто и четко задаются серьезные вопросы (о долге, о совести, о свободе - и даже о смысле жизни) и даются четкие ответы. А вернее, один ответ - "делай, что должен, и будь, что будет". Ибо последствий своих поступков, вообще связи причин и следствий мы угадать не можем. "Мысли десантного офицера прямы и просты, как парашютная стропа" - в этой вроде бы шутке многое всерьез. А проблемы возникают тогда, когда неясно, в чём именно твой долг. Поэтому на войне даже проще.
4. Солдат спасает молодому офицеру-рассказчику жизнь, потом тот случайно ловит его за правонарушение, отправляет в местный карцер - простую яму, где тот умирает, выпив украденный у того же офицера лосьон Свежесть ( а укравший лосьон другой солдат кончает с собой). Это сюжет "Запаха искусственной свежести". Кто виноват в произошедшем? Можно было бы заклеймить страну, Рок, армейское начальство, наконец, самого себя - здесь не обвиняется никто. Вышло, как вышло; могло выйти и иначе - принимаем это с сожалением, да, чувствуем и вину, и ответственность - но живём дальше. Принимаем реальность, хорошо понимая ее. Как судьбу офицера ВДВ, ставшего солдатом Иностранного легиона ("Французский парашютист"). Как судьбу инвалида-"афганца", не сумевшего устроиться в 90-е ("Война в помещении и на свежем воздухе"). Часто перед нами просто анекдоты, причем данные ретроспективно, иронично и даже с ностальгией - молодой офицер нарушает обычай и вместо водки привозит на войну рюкзак книг ("Влиться в коллектив'); подорвавшийся на итальянской мине много лет спустя рассказывает об этом тестю- итальянцу и тот невольно сокрушается - мол, плоховато работают наши... ("Красота по-итальянски взрывает мир").
5. Стоицизм здесь подкрепляется множеством четко прописанных, неподдельный деталей - "я там действительно был, я видел сам, поэтому могу говорить". Мрачного ничего нет. Стиль прост, прям, ироничен. Несколько выбивается из этого ряда самая "художественная" вещь сборника, "Запах...". Автор может и так: "Стараясь не высовываться из-за своей кучки камней, я повернулся на бок, лицом к проходу, где стояли ком-бат и офицеры батальона, и, сложив ладони рупором, выбирая паузы между душманскими очередями, про-кричал все, что знал и понимал: что стрелять артил-лерией нельзя, авиацией — тем более, что главное — два крупнокалиберных пулемета на обеих сторонах ущелья, передал примерные координаты.
Комбат выругался в подтверждение того, что инфор-мация дошла, и крикнул мне: «Не дрейфь, Федя, щас мы смажем ей термоядерным вазелином и вдуем по самые эполеты».
РЕЗЮМЕ Приятно оказаться среди нормальных людей, рассуждающих и действующих по-нормальному, а не как эстеты и/или придурки, густо заселившие современную прозу. В том, что эти люди прошли войну, я никакого парадокса не вижу. Не ищем здесь бланманже и фуагра - философии, стилистики, сюжетных и мозговых изгибов - получаем честный боевой рацион. Может, он и быстро надоест, но с голоду не помрёшь.


Поэт, преподаватель РГСУ Михаил Гундарин
шарф

Рецензия на мою книгу "Батальон в пустыне" а НГ

А вот неглупая рецензия на мою книжонку в "Независимой", для которой я, кстати, работал некогда, очень давно в качестве корреспондента - вдвойне приятно... Текст на сайте и фото печатной версии... Книгу удачней всего получить здесь: https://www.ozon.ru/context/detail/id/166094945/?stat=YW5fMQ%3D%3D

или здесь: https://www.labirint.ru/books/733474/

"Военные повести Алексея Козлачкова – хрестоматийный пример так называемой «лейтенантской прозы». Этим термином в советское время называли творчество писателей-фронтовиков, прошедших войну, как правило, в младших офицерских званиях и впоследствии написавших самый известный и, возможно, самый значительный корпус художественных произведений о Великой Отечественной войне. Произведения эти давно уже стали классикой военной литературы и во многом сформировали представления о той войне.
Традиции этой литературы восходят к «Севастопольским рассказам» Льва Толстого, где война описана глазами поручика артиллерии, а также к повести «В окопах Сталинграда» Виктора Некрасова, опубликованной в 1946-м (она была первой в этом ряду)<...>
И, наконец, в прозе Козлачкова, возможно, впервые в нашей военной литературе, проступают новые для нее темы и мотивы – одиночество солдата на войне и в последующей мирной жизни, его отчужденность от общества… Отсюда и неотвратимая «потерянность» поколения прошедших эту «неочевидную» войну, потерянность, ставшая целой эпохой в свое время для интеллектуальной жизни Запада после Первой мировой, но не у нас…"


шарф

И тетки голые среди дымящихся обломков... (О "Ненастье")

Убедили-таки меня авторитетные "смотрилы" (по аналогии с терпилами) начать просмотр сериала. Вчера начал...
Многообещающая для добротного боевика 1-я серия с хорошими зачинами тем и сюжетных линий - любовь, афганское братство, криминал и проч... Но в начале второй серии для меня всё закончилось, я ее не превозмог, не превозмог уже самое начало - разгром рынка. Как ветеранский союз с дубинами, цепями, тракторами и сиренами идёт громить мирный рынок и делает это радостно и цинично жестоко. Никто из них не воспротивился варварству, прям эсэсовцы какие-то в русской деревне времен второй мировой... Один из главарей этого патриотического объединения по непонятной причине (судя по всему, присутствует тотальная немотивированность большинства сцен) долго преследует какого-то просто пацана, торговца пластинками, и зачем-то загоняет его под поезд, где тот гибнет. Зачем было это делать? Зачем так жестоко? Он ничего не украл, ни на кого не напал... Нет ответа...
Есть обиходное выражение "под дурака косить" или тюремное "включить дурку", кажется, и сценаристы и режиссеры делают это на каждом шагу, щелкают тумблером - и не спрашивай меня, Вася, об мотивации...
Предполагаю, что большинство отказавшихся от просмотра сериала после первых опытов - сломались именно на этой сцене - с досадой выключили (трое мне докладывали именно об этом)... Какая-то дикая залепуха!!

Ну да, сейчас вы мне напомните историю на Котляковском кладбище... Но, каждый, кто даст себе труд вникнуть, поймёт, что это несопоставимые истории. Даже психологически: там делили уже имеющиеся дикие деньги речь шла о десятках миллионов долларов и крушили друг друга, а не мирное население. А здесь - жестоко раздолбили рынок ради неопределённой бизнес схемы, какой-то там идеи... Состоял я в нескольких ветеранских объединения и в России и за границей (правда, в основном, формально), про них можно много сказать и хорошего, и смешного и всякого, но я никогда не слыхал, чтоб кто-то из них занимался массовыми погромами мирного населения... Ерунда какая-то.

Кстати, обсуждение в предыдущем паблике показало, что большинство военных, служивших, не смогли смотреть фильм, сломавшись, очевидно, на том же месте...

Ну, а вообще - сначала я просмотрел большую военную сцену, по просьбе товарища прокомментировать стрельбу из миномета... Даже ему, человеку гражданскому, это показалось неубедительным. Посмотрев внимательно эту сцену в конце 4-ой начале 5-ой серии, я понял, что стрельба из миномета это ещё шедевр реализма во всей этой фантастической абракадабре военных действий от Иванова-Урсуляка. Там хотя бы мину правильной стороной суют и в ствол не заглядывают во время выстрела - уже хорошо! Всё остальное - немотивированные белиберда... Что там происходит в военном отношении - вообще не понятно, но даже если не брать военных аспектов, то всё изображенное насквозь фальшиво - ситуации, мотивации, отношения между солдатами, бессмысленные действия... Всё это какой-то рассказ сантехника о балете, тракториста об опере... Зачастую даже трудно объяснить, что именно не так, всё не так...
Ну, ладно, пара штрихов... Большие красные наушники на голове у военачальника во время боя... Даже, блять, комментировать не хочу... А сам начальник - он кто? Старшина сверхсрочной или срочной службы? Где офицеры? Да если бы колонна из двух бронетранспортеров и одного грузовика оказалась в засаде под обстрелом под командой одного только старшины срочной, да пусть даже бессрочной службы... Такого быть не могло, а если бы случайно получилось, то всю бы ихнюю дивизию трахали бы вдоль и поперек в течение длительного времени, и полетели бы погоны и должности...
Фляга со спиртом... Да знаете ли вы что такое спирт, водка в Афгане? Это необыкновенная ценность - и вовсе ни в каком-то там отвлеченно-экзистенциальном смысле, а в самом сермяжном - на деньги. Хотите, посчитаю по тем курсам, которые у нас водились в мое время? Фляга спирта - это 4 бутылки водки, их стоимость у нас колебалась от 30-ти до 40 чеков Внешпосылторга, берем среднее 35 на 4 = 140 чеков. Это больше половины месячной зарплаты лейтенанта и зарплата рядового бойца месяцев за 10!! Однако чеки Внешпосылторга стоили дороже рублей и менялись к последним как один к трем-четырем... Берем по минимуму: 140 Х 3 = 420 советских рублей - зарплата советского инженера за 3,5 месяца.
Это чья вообще было фляга? Почему она просто валялась? Это у кого-то из солдат была фляга? Хрена се солдатики в той колонне ехали, барыги какие-то! У меня за два с половиной года службы в Афгане ни разу не было, и даже в руках не держал такое богатство - флягу со спиртом! Какой-то просто волшебный сон алкоголика, а не боевая операция... Ну, хорошо - и что надо делать опытному воину, если у него в руках по волшебству оказалась фляга со спиртом? Ну, конечно, ее надо тут же выпить без закуски и запивки прямо, можно сказать, перед окопами душманов - чтоб боялись (интересно, Иванов с Урсуляком когда-нибудь спирт пили? Или только газировку?)...
Ну, что сказать, в принципе, то, что на поле боя валяются всего лишь фляги со спиртом, можно тоже считать еще в каком-то смысле "правдой жизни", приближением к реализму, в конце концов, не бабы же там голые валялись среди дымящихся обломков, а всего лишь спирт... Хотя по мне уж лучше бы были бабы, и они бы со старшиной накинулись на них прям на глазах у душманов (а те оказались надувными да еще заминированными...)
А вот этот заключительный в "боевой" сцене уход двух солдат вопреки приказу неизвестно куда - это что? Я лично не могу себе представить такую ситуацию... То есть молодой солдат на такое бы никогда не решился, а старый и опытный знал, что за это не только трибунал, но и, как написано в присяге - "всеобщая ненависть и презрение трудящихся"... Невыполнение приказа в бою да плюс еще бросить там товарищей!! Даже если бы им и удалось отвертеться от трибунала (это бывало, не всем начальникам хотелось вешать на себя и подразделение такие грехи), такому солдату больше не служить в подразделении, его жизнь сделают невыносимой свои же - "зачмырят" на солдатском жаргоне. Вот у моего товарища Глеба Боброва в его Афганской книге (только что переизданной) хорошо описан один такой случай... Такого солдата даже перевести куда-нибудь будет сложно, за ним всегда будет тянуться этот шлейф предательства, ему в тюрьме будет легче...
И это я ещё сугубо военных аспектов не касался, да и не буду. Это всего лишь война в представлении искусствоведа по образованию Иванова и выпускника Театрального училища имени Щукина - Урсулюка... А военные консультанты нынче, говорят, не положены... Оно и видно...
Ну-у, скажете, это всё военный снобизм и занудство, нельзя так ни смотреть фильмы, ни читать книги, ни жить вообще, не понимая, что у всякого явления и в жизни и, тем более, в искусстве есть определенный модус условности... Человека, который берется по полицейским сериалам судить о состоянии преступности в стране, лучше тут же отправить на консультацию с психотерапевтом, а еще лучше вообще изолировать от общественно-полезной деятельности...
Согласен! Ну, так вы-то меня о чем спрашиваете? О "правде жизни"? Ее там нет ни капли. Точка. Никакого "Цайтгайта" там и не наблюдалось! А детективы, триллеры и боевики сами можете оценить, меня не надо спрашивать... Я их тоже люблю смотреть, но это уж другой разговор... Подозреваю все же, что большинство людей меня спрашивало именно "о правде жизни", о соответствие действительности... Думаю, я ответил.
Про "правду жизни", представляется мне, надо, наверное, снимать какой-нибудь "афганский артхаус", я пока такого не видел (кстати готов предоставить масштабный материал). Вчера ещё поспрашивал знающих товарищей - тоже не видели.
Предполагаю, что и боевик-то вышел не очень хороший, была явственная попытка совместить ежа и трепетную лань в одном противогазе... Там уже в первых же сериях так густо пахнуло фальшью, что мне уже и боевик-то смотреть не захотелось...
Что касается авторов фильма, то для известного прозаика Иванова - это, я бы сказал, характерная беспардонность: свалить в силосную яму торты и помидоры и поссать сверху... Про его творчество весьма рекомендую прекрасную статью Александра Кузьменкова, с которой я полностью согласен, там и про "Ненастье" тоже есть. Вот она:
http://webkamerton.ru/2015/08/gomer-s-gory?fbclid=IwAR0iH1vXxrzmtQs1DxmwwTx3VtqLJrDR48zX2CRX5lXbtQ6XoXlDUhJYQx0
В киноискусстве - я понимаю существенно меньше, Урсуляка хвалят, я этому верю, говорят, что он способен сильно улучшить и очень плохой сценарий, но здесь вот не получилось. Значит, виноват один Иванов ))
шарф

Елка из колючей проволоки

Мой очерк, написанный по заказу журнала "Военный", издаваемого известным режиссером Станиславом Говорухиным... Кстати, хаароший журнал и не только про войну... В более полном виде и с фотографиями опубликованный на портале "Контекст".

О том что ели-пили, куда стреляли, как веселились... Как была снята знаменитая фотография...

Батальон живет в палатках, под каждой выдолбленная яма — чтоб разогнуться в рост, не ползать же постоянно. На роту — лагерная палатка, офицеры – рядом в маленьких. Днем полы палаток поднимаются, иначе туда не войти — сваришься заживо, температура летом часто выше 60-ти, на ночь снова опускают, но это не уберегает от пыльных бурь, просыпаешься с холмиками мелкого цементного песка на лице. И нужно так вскочить с койки, чтоб он не попал в глаза, вытряхнуть, а потом уже открывать, иначе изотрешь их до крови. Так и жили – кругом шакалы, душманы и минные поля.

По ночам шакалы громко кричат – поистине человеческими голосами, как истязаемые дети, подошло бы для озвучки фильмов ужасов. Поэтому, когда они подрываются на наших минах, расставленных вокруг батальона, поневоле испытываешь глубокое удовлетворение – так вам, шакалам и надо! А поначалу были даже бредовые сомнения — а вдруг и правда дети? Хотелось бежать и спасать бедных детей. Иногда шакалы задевают растяжки с сигнальными ракетами, ракеты взлетают, свистят и сверкают. По этому месту на всякий случай лупит пулемет боевого охранения. Иногда лупит слишком долго, длинными очередями, потому что боевое охранение тоже люди, и им очень хочется спать, а тут хоть какое-то развлечение. Это звуки нашей ночи. Заснуть, особенно новичку, можно только если у тебя нет другого выхода. Этот шакалий Сталинград со взрывами и стрельбой затихает только к утру, когда уж спать почти не осталось времени, а там – подъем, зарядка, боевая учеба.



Здесь автор Добрыня

а здесь самый правый, а Муромец слева от меня
шарф

Артиллерия для чайников

К Дню артиллерии публикую свою статейку, написанную по заказу для журнала "Военный", который издает С. Говорухин. Пришлось встряхнуть умом, почитать учебники, а то ведь все позабылось... Сам от себя не ожидал. Публикую сегодня здесь, поскольку журнала в сети нет, поступает сразу на столы членов кабинета министров, синода Русской православной церкви и командующих фронтами )) Это попытка разъяснить "простому человеку" - что есть артиллерия на вкус и запах. Статья опубликована в ноябрьском номере.
Всех причастных поздравляю!!


Забил заряд я в пушку туго

Артиллерия – самый древний интеллектуальный род войск. Вести ли ее происхождение от древних баллист и катапульт или же от первых огнестрельных орудий — и то и другое представляет собой метание снаряда в цель по баллистической траектории. В любом из этих случаев предварительный расчет места падения снаряда будет не лишним и повысит эффективность поражающего действия. Собственно, это и есть обоснование необходимости артиллерийской науки, состоящей из расчетов.

В современной войне многократно возросла «интеллектуальная насыщенность» всех родов войск, но артиллерия и здесь занимает особое место. Например, никто не будет спорить, что современный истребитель требует более сложных навыков в управлении, чем истребитель второй мировой, в то время как боевую работу артиллерийского офицера все современные средства только упрощают. Офицер второй мировой перелопачивал в своей голове существенно больше информации для удачной стрельбы, чем нынешний, за которого многое делает электроника.
Collapse )
Дело в том, что примерно с начала 20-го века большинство боевых задач артиллерия стала выполнять стрельбой с «закрытых» позиций. Это когда батарея находится за несколько километров от цели, а цель видима лишь с наблюдательного пункта в непосредственной близости. Так вот пересчет углов наблюдения в прицелы и угломеры, математический расчет корректур, учет метеоусловий, расчет огня по площади и характеру цели, переносы огня, стрельба по движущейся за несколько километров цели, расчет количества боеприпасов, учет топоданных — все это и есть существо классической артиллерийской науки и боевой практики.

Если обратиться к конфликту на Юго-Востоке Украины, то мы увидим, что
почти со всем объемом боевых задач успешно справлялись командиры из бывших шахтеров, сталеваров и водителей трамваев, а мойщик машин из Ростова стал успешным боевым командиром довольно крупного подразделения народного ополчения. Но для того, чтобы эффективно по удаленным целям работала артиллерийская батарея, в ней должно быть, как минимум, два человека с высшим специальным военным образованием — один на наблюдательном пункте, другой на огневой позиции. В штатных подразделениях их 4-5, но двое – это минимум. Иначе такая батарея более опасна для своих войск и мирных жителей, чем для противника.

Огнестрельная артиллерия стала распространяться на рубеже XII-XIII веков, в Европе впервые появилась у испанцев, а у них от арабов. Первые пушки были кованные, затем их отливали из бронзы. Первые боеприпасы — просто обточенные камни, скрепленные обручами, затем научились лить чугунные с зарядом внутри. В России кованые пушки — «тюфяки» (от тюркск. tüfäk - трубка) — были впервые использованы уже в 1382 году при Дмитрии Донском во время защиты Москвы от хана Тохтамыша. Первые орудия к нам завозились, но с начала XV века пушки отливают уже в России, а в конце века в Москве существовала «пушечная изба», где отливали пушки под руководством итальянца Аристотеля Фиораванти — знаменитого зодчего и начальника артиллерии у Ивана III. С XV века производились орудия в Туле, а в XVI веке в Москве работал знаменитый мастер Андрей Чохов, автор Царь-пушки и многочисленных осадных орудий, некоторые из них сохранились. Большинство исторических образцов русского и зарубежного оружия, а также современное вооружение можно увидеть в экспозиции выдающегося по объему коллекции Музея артиллерии в Санкт Петербурге, устроенного еще Петром I.

Как и многому в отечестве, Петр I дал толчок развитию артиллерии, она обрела армейскую структуру, стала регулярным родом войск. Появилось первое учебное заведение — бомбардирская школа при бомбардирской роте Преображенского полка, капитаном которой был сам Петр — в 1698 г. Интересно, что математику в России начали изучать вовсе не в университете, а именно в этой школе, да чуть позже в навигацкой. При Петре же начинается массовое промышленное производство артиллерийских орудий на Олонецких и уральских заводах Никиты Демидова. Оценкой состояния русской артиллерии после Петра можно считать фразу Фридриха Великого, сказанную после поражения под Кунерсдорфом: «Я ничего так не боюсь, как русских пушек»

На протяжении XIX века складывались русские артиллерийские традиции и школа, появилось много талантливых инженеров-артиллеристов, изобретателей нового вооружения, нарабатывалась тактика, совершенствовались способы управления огнем, что к XX веку, и особенно в Советское время, сделало Россию ведущей мировой державой по производству вооружения и применению артиллерии.

В XX веке артиллерия играет все возрастающую роль, арсенал ее увеличивается. Ко 2-й мировой войне без артиллерийской подготовки были немыслимы никакие наступательные действия, а без противотанковой артиллерии — серьезная оборона. Накануне Великой Отечественной Сталин назвал артиллерию «богом войны», ход сражений и общие итоги второй мировой только подтвердили удачный образ. Сталин, кстати, лично вникал в подробности разработки новых орудий и боеприпасов.

В первый период войны, в условиях стратегической обороны для Красной Армии жизненно важным делом было истребление танковых формирований вермахта. Никакой современный кинематограф с его апокалиптическими спецэффектами не способен передать настоящий драматизм и напряжение противотанковой борьбы. Пушке, чтобы вывести танк из строя, требуется прямое попадание в уязвимое место, чаще всего – с фланга под углом по корпусу танка. Для этого эффективная стрельба начиналась с расстояния от 400 метров и ближе. Для основного противотанкового орудия 41-го года — «сорокопятки» обр. 37-го года, это расстояние не превышало 200 метров. Танковая же тактика предполагала, что несколько танков или САУ занимали позицию вне досягаемости огня советской артиллерии и легко расстреливали обнаруженные выстрелами орудия в то время, когда другие танки шли вперед. Тем более, что танку не требуется прямого попадания в пушку, достаточно, чтоб осколочный снаряд упал в 10-15 метрах, поражая расчет. Представляя это, легче понять артиллерийскую поговорку того времени: «Противотанкист живет до первого выстрела». А потом нужно бежать с орудием на запасную позицию или в щель, если успеешь. Это позволяет в полной мере оценить навыки и самоотверженность советских противотанкистов, которым все же удалось перемолоть немецкую механизированную армаду, не допустив ее к Москве.

На втором этапе войны, когда армия пошла вперед, огромное значение приобрело максимальное сосредоточение артиллерии на участках прорыва, что являлось важнейшим условием успешного наступления. Наше контрнаступление под Сталинградом началось с массированной артподготовки 19 ноября 1942 года, когда на один километр фронта было сосредоточено более 100 орудий. Эту операцию принято считать началом перелома во второй мировой войне, с тех пор в этот день артиллеристы отмечают свой праздник. В последующих операциях эта плотность только увеличивалась и в Берлинской достигала почти 300 стволов на км фронта. Как говорил маршал Москаленко: «При двухстах орудиях на километр фронта о противнике не спрашивают, а только доносят, до какого рубежа дошли наши наступающие части».

Современная артиллерия нисколько не утратила своей роли основной огневой и ударной силы сухопутных войск. Тенденции ее развития – самоходность, скорострельность, широкое применение управляемых боеприпасов и новейших электронных систем управления огнем. Нынешние артсистемы способны наносить и тактические ядерные удары.

В артиллерии служили и несколько знаменитых писателей. Самый известный – Лев Толстой. Его «Севастопольские рассказы» дают яркое описание боевой работы и подвига русских артиллеристов средины 19-го века. Лучшее в мировой литературе и драматичнейшее описание противотанкового боя можно прочитать в романе Юрия Бондарева «Горячий снег». Единственное в своем роде описание боевой работы артиллерийского офицера на наблюдательном пункте батареи вы можете прочесть во второй главе книги Александра Солженицына «Октябрь 16-го». Все они служили в артиллерии.

Артиллеристом, в конце концов, был и Наполеон, но это уже не наша история.
шарф

Об культуре и ракетах

(Дню стратегического ракетчика посвящается!)
Посмотрите этот трехминутный ролик, не пожалеете! Там нет ничего о ракетах, а только о музыке...
Это репортаж из маленького, но знаменитого Козельска о фестивале славянской музыки "Оптинская весна". Послушайте какие там песни поют (даже в отрывках восхищает), какие красивые девицы, как одеты/причесаны, какие у них благородные лица... Там отрывок пения уже знаменитой 14-ти летней девочки Маши Климовой, которая собирает и поет древние песни, да так, что зал мгновенно замолкает, скованный хтоническим оцепенением от звучащего мелоса прародины...
Но самое удивительное - в конце ролика, там огласили список многолетних спонсоров фестиваля... Их три:

1) Козельское казачество
2) монастырь Оптина пустынь
и - ВНИМАНИЕ!!! - самое убийственное -
3) КОЗЕЛЬСКАЯ РАКЕТНАЯ ДИВИЗИЯ!

Теперь же, братия и сестры, хочется сказать простое человеческое "блять"!

Вот интересно, этот фестиваль лучше или хуже театра Райкина с его гомиками, а также театров Табакова и Миронова с их туповатым юмором (об этом был пост у меня ниже) и рожами зажравшихся котов? Это я назвал три театра-лидера в госфинансировании.... Напомню - у МХТ где-то 370 млн в год, у Наций где-то около 300, у Райкина 250... Личный доход Табакова и Миронова примерно по 45 млн в год (столичные завклубами) И только в одной Москве финансируются более 100 театров, после чего их руководители устраивают истерики по поводу свободы творчества...

А тут монастырь и ракетная дивизия спонсируют фестиваль народной музыки!!

Если кто-то думает, что у ракетной дивизии денег куры не клюют, то это может быть лишь если они ядерными боеголовками нашими приторговывают специально для культуры... Ну, или офицеры скинулись на культуру с зарплаты... Ну, может, наверное, еще накормить участников солдатской кухней, отнимая у солдат...

Может отнять-то хоть что-то уже не у солдат? Вот что имеет бОльшее отношение к русской культуре - театр Райкина с плящущими голоногими деффькими и спектаклем о трагичном гомосексуальном выборе или этот фестиваль?

Да здравствует Козельская ракетная дивизия - неиссякаемый источник русской культуры! :))
С праздником, дорогие ракетчики!!

шарф

Записки мракобеса

Признаться, всегда относился с настороженным подозрением к людям, с восторгом поддержавшим это «обострение демократии» во главе с Ельциным, произошедшее 25 лет назад в эти дни. Нынешняя временнАя перспектива с Украиной, да и вообще со всем, что с нами произошло за эти годы, ясно показывает все симптомы этого заболевания, и его немедицинские источники также. А помните агрессивный «нравственный императив» той эпохи, при помощи которого морально терроризировали и затыкали рты еще долгое время: «А где ты был в августе 91-го?» А помните лица членов «Союза защиты Белого дома» в очках и бантиках, которые так и остались стоять вокруг, пугая прохожих революционными испарениями. Когда мимо проходил — всегда с интересом приглядывался...

Так вот, в августе 91-го я тогда собирал грибы в числе 5-ти «псковских интеллигентов» на хуторе недалеко от Псково-Печерского монастыря километрах в 60-ти от Пскова. Там и разразилось. Мы бы и не узнали, вернулись бы в Псков когда все закончилось, да мимо ехал егерь на тракторе и сообщил про какой-то переворот, но он сам все плохо понял, сказал лишь что «Горбача-трепача» скинули, порядок теперь, слава Богу наведут, заживем. Я тоже сразу же обрадовался и солидаризировался с егерем. Остальные как-то мгновенно прокисли.
Кроме нас с егерем, все были "за свободу". Причем все со мной решительно поссорились (с егерем было ссориться бесполезно, но я на него устно ссылался, как на «глас народа»), – поскольку я ясно сказал, что очень рад перевороту, наконец-то... И что я не знаю кто такие эти переворотчики, но уж хуже Горбача трудно найти урода... В этом, конечно, я немного ошибся... То есть разгорающаяся «заря свободы» ни секунды не мучила меня иллюзиями, я не отдал ей ни капли своих упований... Один из нас рванул защищать демократию в Москву, двое в Псков, а мы с одним умеренным, у которого хватило смысла хотя бы со мной не ссорится, остались собирать грибы и париться в бане назло демократии...

А через пару дней, когда уже все кончилось, и мы с товарищем загруженные грибами вернулись в Псков, он грустно пошутил: «Ну щас мы тебя, мракобеса, сдадим в демократическое гестапо, чтоб тебя там проверили на лояльность новой власти...»

Я сейчас нисколько не кокетничаю этим прежним своим изначальным «провидческим консерватизмом» и не хвалюсь никаким прозрением и дальновидностью... Прозрения не было, было лишь отвращение к шайке, понимание преступной беспомощности Горбачева, и простой здравый смысл повоевавшего уже бывшего военного. При этом я же не был никаким там махровым кагэбистом, партократом или кем там еще — советским бюрократом и проч., чтоб цепляться за старую власть. Мне было 31 год – к 91-му году у меня было уже два высших образование – первое военное, второе – я только что окончил литинститут и поступил в аспирантуру... За плечами у меня еще было 2,5 года Афганистана, работа грузчиком, тренером, журналистом...

К тому времени я, благодаря учебе в литинституте и активному участию в Самиздате, был убежденным – антикоммунистом, антисоветчиком (противником моноидеологического государства), антикагэбистом (еще из давнего офицерского презрения к «голубым мундирам») и проч и проч... Но мне и в голову не пришло связать все это с необходимостью разрушения государства, которое уже происходило с попустительства, а то и при активном участии Горбачева, а затем Ельцина... Ну да, я антикоммунист, антисоветчик, но государство-то здесь причем, армия? Нельзя же только разрушать... Кроме того, выйдя из армейской среды, я сохранял связь со своими бывшими сослуживцами в разных концах тогда еще большого отечества... И понимал своим утлым умишком бывшего офицера, что если так все сдавать, как это делает Горбачов, то уже в ближайшее время рванет покруче Чернобыля. Что войска, находящиеся в разных республиках, как в осаде, без приказа защищаться и защищать русское население (да и нерусское тоже), – это просто жизненно опасно для всех....Что русские, находящиеся в этих республиках — обречены на изгнания, издевательства, а то и гибель... И я с ужасом видел, что большинство якобы образованных людей, живущих и учившихся в Москве — не видят этих нынешних и грядущих несчастий, либо равнодушны к ним... Зачастую, занимаясь лишь реализацией и выплескиванием в истерической форме своих интеллигентских комплексов, ничего общего с жизнью страны не имеющих...

Не скажу, что я уж так был одинок среди своих знакомых... Близкий круг друзей думали точно также, мой младший брат работал тогда в ВС СССР — он тоже думал, как и я, и говорил, что там многие люди понимают всю опасность положения страны, амебистость руководства... Но Горбач — он был как будто зомбирован, обкурен, он ничего не слышал и не слушал — его глаза в те времена абсолютно ничего не выражали – ртуть... И действительно, взгляд Горбачева обрел осмысленность лишь гораздо позже, после смерти жены в основном...

Кстати, из партии КПСС я выступил в 1987 году, что стоило мне обучения на дневном отделении литинститута... А вот, помнится, один из яростных сторонников Ёлкина, да и вообще всяческого разрушения — Собчак, в 1988 году только в нее вступил! Ну это так — к слову... Просто это прекрасная иллюстрация того, что у них там творилось — в их демократических бОшках.

Недавно мы вспоминали с одним бывшим сослуживцем, те времена, предшествовавшие путчу. Он рассказывал, как его однажды поставили с одним бронетранспортером и пятью солдатами, но БЕЗ ПАТРОНОВ (!!) защищать район компактного проживания армян от возможных азербайджанских погромов. Он понимал, ежели вооруженная толпа действительно попрет, он с солдатами – верные трупы. Но и уйти не мог — приказ, да и люди на него надеялись. И он защитил, устроив для этого целый спектакль, когда к нему приступила толпа в 300 сабель. Просто взял на испуг... Но если бы толпа не испугалась, ему бы с солдатами оставалось лишь одно — геройски умереть. Причем армяне, чувствовавшие себя в безопасности, даже не знали, что у него нет боеприпасов... Он сказал, что никогда не чувствовал такого отчаяния и ненависти одновременно (а мы с ним вместе учились и воевали в Афгане). Отчаяния от бессилия что-то предпринять — от глупой возможной смерти и ненависти к тем, кто это все устроил и свалил на армию... При этом он не имел ввиду ближайшее начальство, которое тоже выполняло приказы сверху. А сверху ни мычали ни телились — «не провоцировать, не применять оружие, не разжигать».

И чуть позже — когда армию выпроваживали из республик, грабя на ходу (тоже не было приказа применять оружие), когда они приезжали в Россию в чистое поле и семьи офицеров с детьми жили в палатках вместе с солдатами и жрали гнилую картошку и капусту, им не платили денег... Унижали как только можно...

В это как раз время в столицах восторжествовала окончательная демократия и свобода слова. У встречаемых мною в это время офицеров, прошедших, зачастую, по две войны были голодные затравленные глаза... Потом уж началась Чечня...

Кстати, половина из тех «псковских интеллигентов», с которыми мы собирали грибы во время ГКЧП, потом сдохли от нищеты и пьянства, а кое-кто и посейчас мучается. Рванувший из лесу на защиту демократии в Москву был бывшим (уже тогда) офицером КГБ, с восторгом включившимся в перестройку, ставший затем брокером на бирже и свернувшийся на идее «свободного бизнеса» и быстрого обогащения. За жизнь он раз 10 разорялся и поднимался, настрогал кучу детей от разных жен, едва не помер от пианства, а когда вконец уже разорился, больной, брошенный всеми, кроме стареньких родителей, устроился по протекции бывших сослуживцев по КГБ на госслужбу мелким чиновником, чтоб хоть пенсию получить... Сейчас опять ретроград и мракобес, боюсь ему даже напоминать о прежних порывах к свободе...

Забавно, что жена моя неаполитанская в виде начинающей славистки гостила тогда у своих друзей в Питере, этом рассаднике всяческой демократии и собчаковщины, и тоже участвовала в нашей революции — таскали на баррикады бутерброды защитникам свободы. Эти же друзья потом уговоривали ее не дружить с мракобесом, то есть со мной :))



Защитницы Белого дома. Аллегория.
шарф

Афган как миф

Мне напомнили, что нынче день "ввода-вывода" советский войск из Афгана, праздник хоть и сомнительный, но все же.... По этому случаю даю ссылку на написанную 7 лет назад по заказу Владислава Шурыгина для его журнала "Солдаты России" статейку "Афган как миф". Статейка вызвала бурный отклик и в ветеранской среде и среди просто себе читателей, диапазон оценок от "впервые слышу трезвую правду", до всевозможных истерик и обвинений в беспробудном пьянстве, измене родине и том, что я нигде не служил, а только притворялся. Ну, соглашусь, это необычный взгляд на события, но он довольно долго у меня формировался, кроме того, было прочитано несколько монографий и наших и зарубежных, ну и собственные размышления... почитайте - изменилось ли что с тех пор в вашем восприятии Афгана?

Наконец, это была война, когда на поле боя не бросали ни раненого, ни убитого, а если в горячке боя забывали, то обязательно возвращались. Часто бывало так, что, вытаскивая тело одного солдата, гибли еще несколько, что может показаться со стороны и неразумным. Но в этом как раз и была высшая мудрость войны — солдат должен быть уверен твердо: его ни при каких обстоятельствах свои не бросят.



Я справа самый здоровенный