Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

шарф

Батальон в пустыне. СПб, Питер - моя новая книга

А вот, кстати, месяц назад вышла в Питере моя новая книга, я уже успел туда съездить на презентацию и гульбу - знакомство с питерскими фейсбучными друзьями и нефейсбучными тоже... Ужасающе гульнули!!! Перепечатываю здесь мой пост месячной давности из ФБ - о книге, о всяких недоразумениях:

А вот и книжонка моя новая подоспела - военных и полувоенных повестей и рассказов... Вышла в издательстве "Питер" в городе тоже Питер в популярной серии Дмитрия Пучкова "Разведдопрос". В продаже уже везде...
Ну, что сказать, работа издательства мне понравилась, редакторы высококлассные, стремительно решали все возникающие недоразумения. Название сборника придумать мне помогли (у меня было другое), им хотелось, чтоб сразу цепляло, я долго не сопротивлялся, подумал: хорошо уже, что не "Кровавый душман в смертельной пустыне" (а всего лишь батальон в пустыне и даже в несмертельной...), хотя все ваши пожелания по этому поводу я им передал )) Помните, я консультировался?

Но на обратной стороне глубоко поразила надпись "Книга содержит нецензурную брань" - и меня и моих зарубежных родственников, им пришлось перевести... Неаполитанскиих родственников охватил просто столбняк: это ж как надо было ругаться, чтоб даже на обложке об этом заранее предупреждали! Чтоб, наверное, несовершеннолетние девочки и беременные женщины к книге даже не подходили... Это тем более парадоксально, что, по ихнему разумению, русские вообще не умеют ругаться красиво и выразительно, не используют жесты и мимику, когда каждое слово сопровождается сложными телодвижениями, да и язык беден... вот то ли дело в неаполитанском языке - 38 синонимов одного только говна!
Я расстроился и за надпись, и за наш язык, тем более, что в контексте этого охватившего нас столбняка - было даже как-то стыдно уже признаться, что всех грязных ругательств в книге одно только слово "блядь". Да я от него-то уж и отказаться был готов, заменив на "твою мать" (как будто это чем-то лучше), что считается цензурным... Но меня, можно сказать, всей редакцией уговорили ничего не менять... Зато удостоили такой вот надписи, клейма 18 + и продажи в целлофане ))
Но в принципе, я не горюю: в целлофане так в целлофане, блядь так блядь... Тем более, что сказать по-честному, замена бляди на твою матерь серьезно бы скорректировала художественную концепцию книги, увела от главного )) Обложка красивая - черная, карта, письма, патроны, немного не хватает только кровавой разорванной тельняшки, а так все отлично!! Спасибо всем соучастникам!

Заказать ежли шо дешевше всего здесь:https://www.ozon.ru/context/detail/id/166094945/?stat=YW5fMQ%3D%3D

Или здесь: https://www.labirint.ru/books/733474/


шарф

Венские очерки. "Чувство Вены"

Заключительная небольшая часть Венских очерков на портале "Контекст". Про "дух Вены", русскую церковь, Моцарта, что ни делай - все плац получается, как я заснул в центре на камнях...

Вена отличается от, допустим, Флоренции (Рима, Неаполя) - как панированый венский шницель от кровавого флорентийского бифштекса...

"А позже еще прочитал, что в боях за освобождение Вены потери Красной Армии составили 167 940 человек, из них безвозвратные — 38661. Всякий раз, когда читаю про потери Красной Армии при освобождении европейских городов, не могу прогнать мысли — да шла бы эта Вена (Прага, Будапешт и прочее подобное) со всеми своими сецессионами, Моцартами и шницелями... венским лесом! Пусть бы ее союзники брали, тем более, что они бы с удовольствием, фрицы им сами сдавались. А нам-то они вовсе и не думали сдаваться, и Венская стратегическая наступательная операция, которая осуществлялась силами двух фронтов — 2-го и 3-го Украинских – тоже полна всевозможных наступлений, отступлений, контрнаступлений, окружений и прорывов — всего этого кровавого военного драматизма и ожесточения, как будто это дело было в 43-м и на своей территории. И зачем это все? Все равно потом завоеванную нашей кровью Вену разделили между союзниками на 4 зоны оккупации, в том числе, и смешным французам нарезали кусочек."




Венский шницель

Флорентийский бифштекс
шарф

Венские очерки. Штрудель, Захер, Гофмансталь

Вторая часть Венских очерков, первая часть о Венской опере здесь

В этой части:Есть ли отличия австрийцев от немцев? Зримые плоды особой миграционной политики Австрии. Музей истории искусств, свободное фотографирование, "кража века" из этого музея. Венская кухня — шницель и Тафельшпитце, венские сладости, кофе и знаменитое кафе с Гитлером и Троцким.

Вот, например, в кунсткамере Музея истории искусств, посещенной нами в самом начале осмотра, в витрине под стеклом хранится знаменитейшая солонка французского короля Франциска I работы Бенвенуто Челлини. Знаменитости ей добавляет (кроме совершенства и того, что она атрибутирована как единственная сохранившаяся работа знаменитого мастера эпохи Возрождения) то обстоятельство, что это единственная драгоценность, которая была украдена из сокровищницы Музея истории искусств в Вене за всю его историю. Причём, история самой кражи почти анекдотична. Украл ее один добропорядочный венский инженер, семьянин, отец двоих детей, в склонности к криминалу никогда не замеченный. Украл "чисто по пьяни", ну, и немного "из интересу".
По профессии он был как раз специалист по системам безопасности и однажды на экскурсии в эту кунсткамеру обратил внимание на то, что смог бы легко что-нибудь украсть из музея, отключив сигнализацию. Но оказалось, что и этого не понадобилось. Однажды, возвращаясь с вечеринки и будучи слегка навеселе, он увидел, что в музее идет ремонт. Стена была в лесах, и он поднялся по ним посмотреть – что там делается внутри? Трезвый бы, поди, не полез. Для Вены Хофбург и прилегающие музеи – это наподобие Кремля для Москвы или Зимнего для Питера: ехал мимо Кремля, смотрю – леса, дай, думаю, загляну, как там Путин? Что-то там разглядев, инженер сбегал на автомобильную стоянку за инструментом – молотком и монтировкой. Сначала открыл окно, потом разбил стеклянный колпак, где стояла эта солонка, завернул её в тряпочку и был таков.
Причём, у него даже не было идеи – что с ней делать, в деньгах он не нуждался. Наутро из новостей узнал, сколько она стоит и что, собственно, он украл — солонка оценивалась в 60 млн евро. Таким образом, кража этой вещицы легко тянет на похищение века или даже – всех времен и народов



шарф

Киргизский таксист

Мой новый/старый очерк о киргизском таксисте в Москве... Написал быстро еще зимой еще на родине начал - во время пребывания этойзимой. Но вот дошли руки отредактировать и опубликовать - только сейчас

- Вы, русские, странные, мне кажется, в жизни чего-то явно не понимаете... Во-первых, дети это радость и богатство, а во-вторых, это одного родить дорого, а если к нему еще несколько, то каждый следующий обходится дешевле... Я ведь новое только для первого все покупаю, да и то иногда родственники помогают. А потом это идет всем остальным, оно же не изнашивается. А еда, это вообще ерунда... что они там едят-то? Вон жена плову наварила и едим несколько дней. Зато я их всему научу, хорошими людьми быть научу, да еще образование получат, профессию – на старости лет не бросят отца. Если даже каждый мне по 5 тыщ потом отстегнет — мы с женой не пропадем в старости... Вот так мы считаем — зачем дети? Чтоб хорошими людьми были, чтоб родители не пропали в старости.
шарф

Прродали рроддину, паггубили аррмию... (история фотографии)

Что-то все соратники постят в ретроспективу старинные фото. Запощу-ка и я - вот это важное семейное фото. Это зима 83-го, а это мы с младшим братом в Семипалатинске. Я вернулся осенью из Афгана и сразу загремел в госпиталь с тифом – пара месяцев ушло на победу над заразой, и вот только в декабре осуществил запланированное - поехал навестить брата, перед тем как отбыть к новому месту службы – в Псковскую десантную дивизию. Брат служил срочную в Семипалатинске.

Мороз был суровый, я-то в жарких странах отвык, едва добежал от аэропорта до автобуса в своих хромовых сапожках, пальцы ног онемели. Явился в комендатуру, так, мол, и так - хочу брата, чего уж проще, - думалось мне. Ан, нет, оказалось, что нет ничего сложнее. Брат служил на ядрёном полигоне, я-то купился на слово Семипалатинск, а там было еще каких-то три цифры при городе, щас не помню. Оказалось, что это километров 350 от самого Семипалатинска, где-то в степи (ну, где бомбы взрывают). В комендатуре сказали, что информацию обо мне в часть передадут, но шансов нет: вас туда не пустят, а его не повезут за 350 км на встречу с родственником, не навозишься, служить будет некому.



Collapse )
Я поселился в ветхой офицерской гостинице, где полы проваливались, а дырка в окне была заткнута подушкой и стал ждать без надежды - должны были позвонить из комендатуры. На койке рядом валялся какой-то пьяный, потертый капитан. Продрав глаза, он тоже сказал: зря приперся, не отпустят, давай лучше выпьем и вали назад. Мы выпили, и я завалился на свою койку, предварительно сунув в оконную дырку вторую подушку, а на одеяло натянул еще и свою парадную шинель, в комнате было холодно.

Утром позвонили из комендатуры и сказали: пляши, лейтенант, его уже к тебе везут; видимо разрядка международной напряженности и до нас докатилась, мы такого не помним, чтоб оттуда на свиданку привозили. А проснувшийся капитан прорычал: «Эээх, прродали рродину, рразвалили армию вояки хреновы... наливай!» Капитан служил в этих степях уже лет 15 лет и ничего хорошего от жизни больше не ожидал. Пить я не стал, а пошел встречать брата.

Надо сказать, что Семипалатинск 83-го года был абсолютно голодным городом, что ели аборигены - совершенно не понятно. В магазинах были спички, соль, хреновые рыбные консервы и, слава Богу, водка. Накануне, надеясь поесть, я зашел в заведение под названием «Пельменная», оно было абсолютно пустым, даже хлеба не было... Сказали, что завтра как раз будет завоз пельменей, приходите пораньше... У меня, конечно, с собой была кое-какая еда, матушка достала-собрала разных дефицитных колбас, но это предназначалась брату, нужно было сохранить. Наутро перед встречей, помня о завозе, я зашел в пельменную, есть хотелось еще со вчерашнего дня, у капитана водка была, а жратвы не было совсем, кроме банки консервированной кильки, половиной которой он со мной по-братски поделился, причем без хлеба. Я и не завтракал, поскольку не знал, где здесь завтракают... К удивлению, расчеты поесть не оправдались даже в день завоза, в пельменную стояла длинная очередь, которую с голодухи можно было бы и отстоять, да только в пельменной никто пельменей варить даже и не собирался. Их отпускали на вынос по две пачки на рыло. Я помялся — где я их буду варить? Но альтернативы никто не предлагал, и я встал в эту очередь: «Хрен с ними, - подумал я, - попробую сварить в банке, у капитана, вроде, кипятильник был... А ежели что и сырые съедим, не привыкать, не с голоду же дохнуть...»

И вот я с двумя пачками пельменей, завернутых в газету и аккуратно перевязанных ниткой, чтоб сверток не растрепался, - а нитка-то с иголкой у честного воина всегда при себе - в шапке за отворотом (со свертком офицеру можно, а с пакетом или сеткой нельзя), встречаю брата у комендатуры. Он вылез из военной машины, но оказался не один, а с молодым офицером — тоже старшим лейтенантом. Это был замполит роты, одного его не отпустили, должны же были убедиться, что он ехал на встречу с героическим братом, вернувшимся из Афгана, а не с деффькими куролесить. Кстати, это обстоятельство и помогло нам встретиться. Брат мой, конечно, не скрывал, что его старший брат служит в Афгане, в десанте, фотографии мои у него были, как и его у меня, он их, наверное, показывал, - в подразделении об этом знали, знал даже и командир части, неизвестный мне подполковник... Дальше сыграла роль просто-напросто военная солидарность. Подполковник понимал, что мы можем еще долго не встретиться, брату служить еще год, да мы и не виделись уже больше двух лет — мой Афган, а потом мне еще ехать к новому месту службы тоже далеко, - ему будет не добраться туда сразу; да, наверное, он и оценил этот мой простодушный залет к брату повидаться через полстраны (он же еще и денег стоил немелких!). Он вызвал брата к себе и сказал: «Я не могу тебя отпустить, ефрейтор. Но и не отпустить не могу в таких обстоятельствах, езжай, двое суток отпуска, привет брату-десантнику».

Вот так мы встретились... Эх, спасибо, товарищ подполковник - через много лет говорю... хоть и фамилии не помню, надо у брата спросить, он-то помнит...

А как замечательно мы провели эти уже только полтора оставшиеся дня, – одни из самых счастливых в моей жизни! Замполит нам не помешал, он оказался отличным, неглупым парнем. Мы сразу же нашли где-то чай и наелись консервов с чаем, у замполита был дипломат, а у брата вещмешок с сухпайком (ротный выдал, все об нас заботились). Вот сухпай и пожевали в виде завтрака, да у замполита оказался в дипломате еще кусок колбасы. Я похвалился пельменями, но их решили сберечь до вечера, положили брату в вещмешок. А потом мы отправились гулять по городу, "осматривать достопримечательности", которых там и не было - и это в мороз около 15-20. Мы проболтались по городу целый день, разговаривали о службе, об Афгане, об ихнем полигоне (замполит следил, чтоб брат военную тайну мне не выдал), а потом мы пошли в музей Достоевского и очень внимательно его осмотрели (там было тепло), Достоевский, как известно, тоже там служил, а не только брат с замполитом... Последний вполне обоснованно предположил, что Достоевский здесь мог служить только замполитом, а кем же еще? Мой афганский комбат капитан Денисов тоже считал всех, кто может выговорить больше двух фраз за один раз и пишет длинные письма, замполитами. Так что Достоевский был бы и в его представлении отъявленный замполит.

Потом пошли в гостиницу (чтоб представить — это был переоборудованный подвал в пятиэтажке - «офицерская гостиница», пока дошли до комнаты у меня сапог два раза сквозь пол провалился) и там наварили в трехлитровой банке пельменей. А я еще пару часов вычерчивал брату программу силовых тренировок, и еще я ему, помню, привез кое-какие книги по истории, брат собирался поступать после армии в институт. Потом, наконец, откупорили водку... Момент был деликатный – брат не мог пить со своим командиром, все это понимали, особенно неудобно было замполиту... Тогда я сделал такой этикетный выпад, попросил разрешения у замполита, чтоб брат немного выпил - "в виде исключения"... Ну, замполит, который тоже все понимал, очень обрадовался этой церемонии и сказал и важно, и добродушно одновременно: «Ну, если только немножко... и в виде исключения». Так что все церемонии были соблюдены, пельменей было целых две пачки, а еще и килька в томатном соусе и тушенка, и пайковые галеты... Ну, выпили мы, конечно, не немножко... У нас была еще одна бутылочка, а потом еще и капитан подошел, у него водка вообще всегда была при себе... Капитан, кстати, очень обрадовался компании, а то пьешь, понимаешь, только с килькой, с ней чокаешься, ей же и закусываешь... Замполит еще пел под раздолбанную капитанскую гитару, читал стихи (талантливый парень), а капитан все мотал головой и приговаривал «прродали рродину, пагггубили аррмию», а потом добавлял, глядя на мои награды мутными глазами – «но не вы, не вы».

А наутро у нас еще было почти полдня разговоров и прогулок, а потом они с замполитом сели в машину и уехали на свой полигон. С братом мы в следующий раз увиделись только года через два. Вот перед посадкой замполит нас и сфотографировал на свой фотик, потом выслал. Так что это одна из самых важных наших семейных фотографий. А все это надо было как-то, наконец, записать/рассказать...
дЕсат

Дорогие товарищи железнодорожники...

Други, а кто-то помнит еще, что сегодня День железнодорожника!?

Дорогие железнодорожники! Сердечно поздравляю вас с профессиональным праздником, пусть рельсы будут прямыми и прочными, а парашюты тоже всегда раскрываются! Ну, а мы пойдем в бассейн с арбузом на голове...

шарф

Собачинское

Купил бинокль для изучения человечества. 15-кратный! В окна старюсь не подглядывать, но за прохожими наблюдаю...

Вот поутру симпатичная женщина из соседнего дома выгуливает собачку, мелкую такую. Собачка начинает блевать прям возле столика популярного кафе-пиццерии. В кафе пока еще никого нет, рановато. За теткой наблюдает мужик из машины - довольно укоризненно, точнее - с правоохранительным интересом - уберет-не уберет. Женщина это видит и начинает копаться в сумочке, что-то ища - для уборки, надо полагать. Блевотина разрастается - собачка все блюет, и растекается ширше - под стол. Мне неприятно смотреть, но я тоже загадываю дождаться - что ж такое она может достать из сумки, чтоб убрать такую лужу из наблеванного милой собачкой? Заранее морщусь от брезгливости - не могу представить этого прибора; говно, ясно - убирают в пластиковый мешочек. А тут?

Она все копается и копается, наверное, сложный какой-то прибор... Мужик на машине не выдерживает - уезжает. Теперь на нее никто не смотрит (меня она не видит), она озирается, потом перестает копаться в сумочке и с видом подчеркнутой беззаботности (я тут просто мимо проходила) сваливает... Блевотина остается.

2 часа спустя. Лужа растеклась, желтая, но уже подсохла. Приходит хозяин пиццерии, моя жена с ним здоровается, он из Неаполя. Смотрит на лужу с большим недоумением, видимо, соображает - откуда взялась: ночью шел дождь, это ж надо было с утра так нажраться и блевать зачем-то прямо под столик ресторана, почему бы не отойти хоть к урне, хоть к стенке.

Потом берет шланг и смывает блевотину в сток. Еще через час за этим столиком сидит молодая парочка и за обе щеки уплетает макароны.

Собачатница эта, кстати, живет как раз в доме над рестораном.
шарф

Хорошую рыбу ты нам подарил... (А. Паперный ) Спасибо за рыбу! :))

Обещался доложить с фото о результатах приготовления рыбы, вот - докладаю с фото!! Вид может и неприглядный (или фотограф хреновый), но содержимое замечательное, все очень удалось. Спасибо дарагие мои --  от меня и от всего итальянского семейства, которое все удалось накормить.

Это мой первый кулинарный опыт в жизни!!! Не считая яичницы с луком и открывания консервов штык-ножом. И он удался! Причем так считаю не только я - человек без рецепторов, но главное - мое итальянское семейство, а их не надуешь :))

Мне накидали на целую брошюру рецептов приготовления рыбы (потепенно все попробую). Способы засолки я отверг сразу - соленой рыбой завалены немецкие прилавки, еще на нее время тратить. Использовал комбинированный рецепт.

Рыбу сначала чистил, потом долго поливал вином... Вино белое, лил, не жалея, из двух бутылок... сказано было - лить, вот и лил. Потом лук колечками напихал в пузо, помидоры колечками же настелил на фольгу, на них положил рыбу и сверху тоже покрыл помидорными колечками. К тому времени рыба была уже облита еще и оливковым маслом и густо посыпана рыбьей приправой, купленной в магазине и солью. Завернул и -- в духовку на 30 мин, потом достал, развернул и раздетую еще на 10,  потом уже в рот -- с вином же.

Надо сказать, что я к пище более или менее равнодушен, это точно не моя страсть. Меня даже раздраджает, когда люди много говорят о еде, долго и с наслаждением жрут, собаки, плотоядно при этом улыбаются, поглаживают себя по животу, долго выбирают пищу... проявляют по ее поводу азарт и нетерпение. Поубывав бы гадов :)) И приготовление пищи мне кажется тягомотным и отвратительным занятием... Из двух вариантов - быть ассенизатором или поваром, с легким сердцем выбрал бы работу при говне. До опредленного момента  - лет до 45 мне даже сама необходитмость выбора из двух блюд представлялась процедурой лишней, хитрой женской уловкой, чтобы заморочить голову и отвлечь от настоящих проблем... Наверное, в этом сказывается "тяжкое наследие" службы в Красной Армии, где главным требованием к еде было всего лишь ее достаточность для организма. Впоследствии, в периоды спортивных приступов и кАчки я забрасывал в себя жратву тазами, родственники только удивлялись - как я могу жрать столько бесвкусной, ничем не пахнущей пищи, запивая ее жуткими по вкусу высокобелковыми коктейлями. Еда в этот период жизни была особенно утомительным занятием. Видимо, я и привык к ней относиться, скорей, как к нудному "техническому обслуживанию" организма, которое лишь отвлекает от жизни.или вот мне например, почти никогда ничего не хочется съесть, ну в смысле что-нибудь специальное, особенное, ради чего я пойду-поеду в какой-то там ресторан и все такое, ак это часто бывает у других людей (по слухам) :))

Не знаю, что на меня нашло :) Наверное, простоувидел в немецком магазине свежую рыбу на фоне продуктов и пакетиков, ну и купил... Спасибо, други, за помощь

рыба
шарф

Время сливовых пирогов

В Кельне очень теплый конец лета (язык не поворачивается назвать это осенью - еще все зелено) и началось время слив и сливовых пирогов. Над булочными витает облако ос и пчел, а все витрины заполнены огромными сливовыми пирогами в разных видах. Не будучи гурманом, это, пожалуй, единственный пирог, который я чту... Особенно мне нравится, что в немецких сливовых пирогах много слив и почти нет теста...  так что каждый день у меня начинается со сливового пирога с моцарелой на завтрак, каковые я медленно и задумчиво поедаю почти до обеда...

Мягкое солнце, сливовые пироги, осы...  Совсем не хочется  водки :)

пироги
шарф

Жратва и скука

Шли с пляжа, сейчас здесь - пик сезона, в Италии в отпуск уходят по команде - к 15-му августа вся страна уже в отпуске. По-итальянскому обычаю день начинается с совершенно незначительного завтрака - чашка кофе и маленькая сладость, либо просто кофе, а затем уже - ранний "насыщенный" обед: в 12 - полпервого. В толпе кругом навязчивое жужжание - как в пчелином рое, с одними тем же корнем на разные лады: манджа, манджаре, манджато, манжоно.... Это все на тему жратвы: жрать, пожрать, пережрать, недожрать... и т. д.

Обед это главное в итальянской жизни, потом уже футбол и Микеланджело.

В очередной раз подумал, что никогда бы не смог стать поваром, ввиду скуки и бессмыслицы процесса. И в ситуации выбора между поваром и говночистом, с чистым сердцем выбрал бы второе. Это ж как надо любить еду, а главное как верить в сам процесс, чтобы посвятить этому жизнь! Да еще сделать из этого скучного занятия искусство!

Кстати, я заметил, что половина русского телевизора про жратву. Все учат всех жрать. А когда выступают какие-нибудь мастера жанра - повара и "посвящают в тайны", мне всегда кажется что они не всерьез... Что это какая-то пародия, надувалово...

Помню как я пошел однажды в Москве на лекцию одного "специалиста по вину", заодно это была дегустация. В принципе, в объеме 2-х часов это было увлекательно. Как введение... лекция, кстати, так и называлась - введение в виноделие или что-то такое... но и тогда я постоянно ловил себя на вопросе: это же как нужно любить... ну не знаю даже чего - выпить? выпить-закусить? пробовать? рассказывать? зарабатывать на этом деньги??? чтобы вот так вот часами об этом повествовать, чтоб поддерживать в себе интерес к пустому, в сущности, занятию - к большому разнообразию напитков опьянения!! На фига столько разнообразия и на фига столько пустых знаний у человека? Причем знаний, направленных на удовлетворение физиологической потребности...И даже не физиологической, а так - теория раздражения рецепторов удовольствия и кайфа... Стоит ли это того, чтобы посвятить этому жизнь...

Причем меня это тем более будоражило, что лекция была замечательной. Ну, с формальной точки зрения: логичной, динамичной, на прекрасном, плавном литературном русском, увлекательной...

Для тех, кто читает меня недавно, напомню, что лет 10 уже назад я написал однажды для немцев толстую как кирпич книжку о русской кухне (включая все наши национальные, даже мелких народов)... Щас они по ней готовят :)

Сам же я справлюсь разве что с приготовлением яичницы :)

Ну - был заказ вот и писал, как нормальному журналисту мне было все равно про что. Надо сказать, что работал не без интереса. Правда, книжка больше историческая, чем собственно кулинарная.