Category: медицина

шарф

Перевод с украинского и обратно (быль)

А вот жена рассказала веселую немецко-украинскую историю из 91-го года, в момент первого обострения заболевания...
Группа украинских свеженезалежных начальников потребовала экскурсию по Кельну на украинском. В бюро с женой, как со слависткой, советуются: "Какие-то странные русские на этот раз приехали, требуют экскурсию почему по-украински... Никогда такого не было... Это хоть что за язык?" Тогда в Европе сведения об украинцах были отрывочными, это сейчас их се знают, с позапрошлого года в основном... Но поскольку украинцы были важные и от важного немецкого министерства, стали искать украинца, хоть что-то знающего про Кельн. В бюро такого не было, не нашлось и нигде больше. Начальникам предложили по-русски, чего выкаблучиваться, раньше-то слушали... Но украинцы не таковские, незалежность так незалежность... Они наотрез отказываются слушать экскурсию "на языке оккупанта", тогда, мол, пусть немчура переводчика ищет, который будет переводить на украинский, если они так оборзели, что у них гида украинского нет...
Украинцы во всем чувствуют покушение на незалежность...
Долго искали переводчика, знающего и немецкий и украинский, да чтоб сертифитцированного... А такого в принципе не имеется. Ну-с, потом уже - хоть какого-нибудь... Нашли-таки тетку, которая сказала, что все знает, все понимает, взяла двойную плату - за редкость языка, наверное... Ну и то сказать, с китайского в бюро было аж двое гидов-переводчиков, были с японского, с фарси, а с украинского ни одного... Явное пренебрежение...
Проводить экскурсию послали жену - на всякий случай, и по-русски говорит, и немецкий родной. Непонятно, с какого они захотят перевод... И поступили мудро.
Начали с немецкого, чтоб не раздражать слух... но постепенно жена заметила, что тетка эта украинская плохо понимает по-немецки. Бытовую речь еще кое-как, но когда рассказ об архитектуре и истории - просто не понимает о чем речь, плетет что-то свое... Но, в принципе, дело не ее - сами хотели, получите. Однако тут и сами экскурсанты заметили по разным косвенным признакам, что украинский пересказ уж больно произвольный, сплошная отсебятина "про немецкую жизнь" и сильно отличается от немецкого, а может, кто-то еще и знал язык немного...
Из сострадания жена перешла на русский, некоторые украинцы поморщились, но ситуация была понятна - смирились. При этом перевод на украинский не прекратился - уплОчено же. Стало уж совсем смешно: из фанаберии слушали одно и то же два раза - сначала по-русски, потом сбивчиво по-украински. Все же они по-русски-то понимали прекрасно, а, кстати, по-украински, допускаю, что не все... А потом и вовсе украинскую переводчицу слушать перестали, поскольку она и русский текст, кажется, перевирала, поскольку не знала столько интеллигентных украинских слов... Она постепенно и затихла, стушевалась в задние ряды.
Дослушали до конца с каменными лицами, подчеркивая, что лишь крайняя нужда и бестолковость самих немцев заставляют их слушать экскурсию по-русски (на языке Голодомора:))
шарф

Путешествие больного по немецкой клинике

Довелось тут на днях встретиться с немецкой медициной — просто взахлеб, прежние встречи были мимолетными. Решил записать впечатления, может, кому-то интересно сравнить, натолкнет на размышления. Дело-то насущное — медицинское обслуживание. Если общий итог: мне показалось, что при нашей, далеко не совершенной медицине, у нас бы все произошло поскорее и без мытарств. Это я сужу по опыту моего родного города — подмосковного Жуковского. Ну, может быть, пришлось кому-нибудь сунуть немного денег... Тут как раз меня поправят. И еще одна особенность немецкой медицины — трудно найти человека, принимающего решения. Оно принимается не сразу, по-возможности, коллегиально и каждый шаг обставляется кучей бумаг – для отмазки, в том числе, и от суда. словом, кому интересно - читайте, комментируйте.



У дочери (7 лет) внезапный абцесс на голени, замеченный с вечера — величиной с ее кулак. Ясно — надо к врачу и почти ясно даже без врача, что без вскрытия не обойтись. У детского нашего врача пасхальные каникулы, к заменщику переться хрен знает куда, и все это для того, чтоб он глянул и дал направление в клинику. Не поперлись, нарушили порядок, жена решила, что попробует объяснить в клинике, куда без направления от домашнего врача не принимают.
Поутру поехали сразу в детскую поликлинику медицинского центра университета, там есть все для всякой болезни. В начале десятого утра мы заявились в регистратуре. Жена объяснилась, ее объяснениям вняли, и мы стали ждать дежурного врача. Врачи у них почему-то на месте не сидят — все бегают. Через, примерно, минут 40-час нас вызвали, пришел молодой обаятельный парняга (все врачи, которые нас принимали, были очень молоды), пожал всем руки и начал первоначальное обследование — пощупал, послушал, взяли с сестрой кровь из пальца и заполнил по распросам длинную карту-анкету. Таких же примерно карт мы заполнили еще штук пять у разных врачей. После подробного осмотра был вынесен вердикт: нууу... это абцесс (а то што же!), его, скорей всего (!!), нужно оперировать, но решать это не ему. А кому? А решать это должны хирурги, которые находятся в другом отделении/клинике, куда нам надо будет самостоятельно переместиться. Вот они и решат, что с нами делать. Отделение называется Унфальхирургие, по-нашему — травма, оно общее и на детей и на взрослых. Вот только перед отходом надо, говорит, еще иголку в вену вставить, будет операция не будет, а иголка пригодится для загона лекарств.

Иголку в вену пришел вставлять отдельный врач — «врач Иголкин». Может, он и еще что-то умеет, но нам он только иголку вставлял. Он был тоже молод, бодр и приветлив, но с первого раза в вену не попал, со второго тоже. Вместе с пожилой сестрой они тыкали сначала в одну руку (в запястье) потом, решили потыкать в другую, в другую получилось. Дочь все это время визжала, истыканная иголками.

После этого мы пошли в травму – это отдельное здание, которое нашли не сразу, потом еще внутри долго искали нужное отделение, медики куда-то указывали, но то ли сами точно не знали, либо это было так не просто, что воспользоваться указанием не представлялось возможным. За два дня нам ни разу с первой попытки не удалось найти нужное отделение/клинику. Медицинский центр универа – это гигантский комплекс, целый город с десятками зданий, они все, конечно, пронумерованы, но как-то странно: возле номера 3 может стоять сразу почему-то номер 46, логика никому неизвестна. Да еще и корпуса...Чистый лабиринт Минотавра. Все это можно выучить лишь, проработав здесь всю жизнь, да и пока запомнишь, все перестроится... Причем огромное количество указателей только увеличивают хаос и дезориентацию. Один раз нам правильно указал дорогу пожилой вахтер. А в другой раз врач скорой не знал, что отделение хирургии находится этажом выше...

В травме, после ожидания, вышел юноша-врач, бегло осмотрел дочь, но зато долго и сосредоточенно стучал на компе, заполнил несколько бумаг и, наконец, сказал, что, по его мнению, операция нужна, но окончательно решает не он, а тот, кто будет делать операцию, а его пока нет, но он скоро придет. И ушел. Времени было уже около 2-х пополудни, дочь хотела есть, мы тоже, но поскольку дочери, возможно, предстояла операция, есть ей было нельзя, так сказали. Мы из солидарности тоже не стали. Наконец пришел «делальщик операций», как мы поняли, тоже молодой, с вывеской «Оберарцт» на лацкане, и вскользь посмотрев на бумаги, дочь и в компьютер, сказал, что операция определенно нужна, но когда она будет он сказать не может, возможно, и поздно ночью, надо ждать. И, наконец, - сказал оберарцт, - окончательное решение о возможности операции принимает все же не он, а анестезиолог, поскольку у нас случай тяжелый, дочь еще болела гриппом, кашляла, а это опасно. Поэтому сейчас мы должны пойти в стационар детской клиники, ничего там не едим, ждем анестезиолога и его приговора...

Тут мне захотелось уже дать ему по башке, наверное, от голода... Жена еще спешила на работу, а я боялся остаться один с дочерью и со всеми этими врачами и лабиринтами, поскольку не так уж хорошо понимаю медицинскую лексику, да и тараторливую речь медиков. Она-то выросла здесь и то переспрашивает...

Потом мы долго искали стационар, нашли-таки, нам дали палату вместе с китаянкой и ее дитём. Жена должна была идти на работу, дочери вставили капельницу, и мы с ней остались дожидаться анестезиолога. Дите китайское мелкое, что-то у него болело, почти постоянное орево — и дите орет, и мать китайская тоже орет, дурдом, только китайский. И нам с дочерью никуда не выйти, хоть во дворик — от капельницы на жестокой железной подставке с компьютером не отойдешь. И так несколько часов веселой китайской жизни, а главное, окончательно не ясно – будет операция или нет. Наконец, пришел юноша-анестезиолог, опять заполнил кучу бумаг, заставил в них расписаться и сказал, что операция все же будет, но когда - он тоже сказать не может, надо ждать, может быть, и ночью, там очередь... И ушел.

У меня уже не хватало даже сил на раздражение, да и что раздражаться попусту, наверняка, они тоже все заложники системы, где никто ничего не решает, точнее — решает все сама система и должностные инструкции... Хотелось уже не столько дать кому-то в морду, сколько выпить водки и прилечь.

К семи вернулась жена. Операцией пока и не пахло, дочь истомилась, сидя под капельницей целый день, я поехал домой. В 10 часов вечера, через 12,5 часов после обращения в больницу, операции еще не было и когда будет не говорили. Я ждал звонка жены, но потом лег спать, потому что был болен, а последующие события мне уже рассказала жена.

Примерно в 11 вечера зашла сестра стационара и пригласила на операцию. Точнее, сказала, что операция все же будет сегодня, и их ждут в операционной, и как всегда «объяснила как дойти» — это через пол-городка. Еще дала несколько папок с документами с собой, и жена покатила дочь сама на коляске в операционный корпус. Сестра объяснила короткую дорогу, но дневную – сквозь корпуса, а был уже двенадцатый час, многие клиники и проходы закрыты, пришлось идти в обход, с направления сбились, спросить просто не у кого — темные здания, никого уже нет. Наконец, проплутав минут 40, подошли к нужному корпусу и нашли операционную: огромное пустое пространство в каком-то подвале — и никого нет. Жена опять засомневалась, что туда попала, спросить не у кого. Наконец, откуда-то выскочила операционная бригада, и очень удивилась, что пациенты опоздали.

Ну-с, операция не такая уж сложная — вскрыть абсцесс, прошла быстро, потом еще час ждали, пока дочь проснется от наркоза, да так и не дождались, но не сидеть же всю ночь в холодной металлической операционной, точнее предбаннике... И жена со спящей дочерью в коляске пустилась в обратный путь. И снова сбилась с дороги, даже вышла уже за пределы больничного городка — в город, потом вернулась, потом долго плутала и наконец уже в четвертом часу подъехала к стационару детской клиники...

Наутро была суббота и нам сказали, что врачи, которые должны решить нашу судьбу — оставаться ли здесь или ехать домой — подгребут только к 12-ти. Не знаю, каждый ли день у них так или только по субботам. К 12-ти действительно уже кто-то подгреб — молодая врачиха, но она оказалось, как обычно, решить ничего не может, она только осмотрела и что-то еще записала в бумагах, ворох которых рос. А чтобы что-то решить нам надо обскакать всех вчерашних врачей по кругу и, если не выпишут, вернуться в стационар. Если же дадут добро на выписку, то... пойти еще куда-то, показаться врачу там, забрать-передать-подписать какие-то документы, выписать рецепт, получить его по выписке в другом месте и, наконец, свалить — и все это при благополучном развитии событий.

Что ж... чувство обреченности на испытания сменилось уже таким коматозным состоянием безразличия, и мы двинулись в путь, пригнув головы из сопротивления судьбе... Описывать приключения второго дня подробно не стану, из всех этих больничных адовых кругов мы выкатились часам к 4-м пополудни, нервно хихикая от счастья, что не пришлось здесь еще раз переночевать. Легко отделались...

Как я предполагаю, в русском подобном случае решение по поводу несложной, по сути, операции принял бы уже первый врач, и он же ее бы и провел, если хирург.
шарф

Я умираю, а ты бессердечная тварь...

Вот я еще с молодости заметил, что болезнь для женщны это прежде всего возможность продемонстрировать мужчине  свои невероятные страдания.  Сама по-себе болезнь почти ничего не значит. женщины, известное дело, даже выносливее мужчин, терпеливее. Вот помести ее одну в палату, чтоб никто не видел страданий - только врач, лучше чтоб и врач была женщина - выздоровеет мгновенно.

А так ведь будет долго и мучительно умирать у тебя на глазах с искаженным страданием лицом, со стонами, НО ГЛАВНОЕ - с укоризненным подтексом, обращенным к тебе (а то и текстом): "Ну вот видишь, бездушная, бессердечная тварь, я умираю, а тебе меня нисколько не жалко! О том ли мне грезилось в сладких девичьих снах;ну говорила же мне моя мудрая мать... как она была права! Дура я, дура..."

И это все вместо того, чтобы просто сходить к врачу и выпить на одну таблетку больше. Хрен там! Тогда никакого смысла в болезни не будет...

Поначалу я думал, что это мне с первой близкой женщиной не повезло: попалась болезненная, постоянно практически при смерти, и виноват в этом всегда я... (она еще медиком была, так что могла бы найти подходящую таблетку и без страданий). Но с истекновением жизненного времени я  с удивлением обнаружил, что из такой манеры поведения не было ни единого исключения, ни единого... Все женщины попадались мне исключительно болезненные, почти на грани могилы, и все долго страдали у меня на глазах, вместо похода к врачу... Причем когда я их пытался отправить к врачу - просто зверели! Воспринимали это как оскорбление.

У кого-то другой опыт?

PS . Кстати, один мой мудрый товарищ, не без актерских дарований придумал замечательный способ борьбы с этим бабским террором. Как только ему его подруга сообщает,что она смертельно больна, и во всем виноват именно он, он тут же сам начинает очень натурально умирать, страдать и едва-едва выживает... Это мгновенно меняет ситуацию: в женщине утихает этот приступ кокетливой шизофрении и прорисовываетя истинное лицо, матерински-заботливое, что тоже есть в натуре у бабы.

У меня на это, к сожалению, таланта не хватает. Да и неловко как-то.


шарф

Как измерить ум

Взялся проверить состоятние собственных мозгов по тесту IQ. Надо ответить на как минимум 40 вопросов за 30 минут и диагноз будет поставлен. Ну взялся... Большинство вопросов, "тестирующих" мой бессмертный разум - на определение закономерности в каком-нибдь случайом ряду: цифр, геометрических фигур, понятий...

Утомился на 2-м десятке, считая в каком ряду больше квадратов, а в каком кругов и треугольников. Невероятное испытание для ума! На способность к рутинным туповатым операциям. Сдался на 15-м вопросе и не от сложности - они доступны всякому, а просто стало в сон клонить.

Это все равно, что "проверяь ум" по способности решать задачи из учебника матматики, к чему всегда была склонна средняя советская школа. Этим же его якобы можно и тренировать. А я вот замечал неодократно, чем успешней человек решает математические задачи, тем тупей, унылей и неинтресней он как человек. Тем к более стеротипным и клишированным идеям и решениям он склонен, - абсолюно без проблеска мысли.

Так и остался непротестированным.
шарф

Не маши пупком, Маруся

Пошел я тут в пяницу к врачу. Доложился, сестра указала на комнату ожидания. Эти светлые, удобные комнаты ожидания в немецких праксисах... там тебе и журналы, иногда диваны, людишки такие милые сидят... Когда заходишь - здороваешься, все отвечают.

Захожу, сидят: пожилой мужчина, толстая женщина лет 40, девица лет - от 20 до 25. Поздоровался, ответили. Все что-то читают. Девица теребит смартофон (ну как все девицы). Толстая тетка и пожилой мужик продолжили занятия, а девица, окинув меня взглядом, поведение изменила, правда заметил я это не сразу, что даже немного заставило девицу понервничать (дурак, не сразу обратил внимание). Я достал книжку, уткнулся, но меня отвлекало девичье ерзанье. И я поверх книжки стал рассматривать - пожилого мужика (ага, все ясно), толстую тетку - читал журнал, который взяла тут же, а там была статья какой-то,видимо, известной немецкой тетки (но я ее не знаю)- "Секс для меня теперь не проблема". Мне тоже захотелось узнать - почему для нее секс теперь не проблема и шо за проблема была прежде. Люблю разглядывать людей.

Осмотрев, сосредоточился на девице. Она собственно этого и добивалась, что было ясно. Как только я более или менее постоянно стал на нее поглядыывать, впрочем, не нагло, но заметно для нее - через книгу - она успокоилась, затихла, нашла себе позу. Хоть я и не вьюноша и, наверное, не Ален Делон, но вот поди ж ты - маленький спектаклик был именно для меня.

У девицы были каштановые волосы, средний рост и средние внешние данные. Но стильная довольно прическа, приятные очки-глаза, коленка, грудь, обтянутая тугой эластичной кофточкой... но нет же, не из-за этого ерзает, это все обычное... Я вообще не пойму - чего так ерзать-то... Но чувствую - поза немного напряженная, если прежде сидела согнувшись над смартофоном, то теперь гордо выпрямилась, и смартофон поднесла ближе к глазам, закрывая им и руками вид на грудь. Черт, что-то демонстрирует, но что? Глаза? Нуу - ничего себе, но не супер-пупер. Бывают такие глазищи, что будто тебя булавками пришпиливают к ним. Шея? Оооо! Шеи тоже бывают, как это...лебединыя... Но это тоже не она. Чего там еще - щеки, уши, губы? Нет, все обычное. Губы средние, приятные, но ничего сверхестесственного... Бывают же такие губищи... что у мужчин от одного вида их начинаются еротические галлюцинации и неконтролируемое семяизвержение. Но это явно не ее губы.

О, черт - пупок! Как же я раньше не догадался! И вот тут я подивился продуманному дизайну. На девице была очень тонкая эластичная кофточка в обтяжку. Она обтягивала грудь, плотно прилегала к животу и уходила в джинсы (подозреваю, что еще и застегивлась там между ног для идеальности натяжения), - это при том, что нынче девицы все стараются обнажить живот и блеснуь пирсингом на пупке, либо просто животом в независимости от жировых на нем складок. Но стандартный ход - всегда просчет, в особенности такой приевшийся. Все девки выпячивают животы, но вот оформить это как своего рода спекталь, пантомиму и вообще великолепную демонстрацию чувственности - материала и плоти - не каждому дано.

На этом животе складок не было, небольшая еротичная выпуклость ниже пупка и, наконец, он самый - слегка выпирающий и облитый тончайшей тканью, обрисовывающей всю его лаконичную форму. Да шо там обрисовывать-то! Чай, не грудь... Тем не менее.... Тут было что-то от японской графики... (не знаю, как там у них дело обстоит с пупками?) Гладкая поверхность живота с дышащей натянутой тканью и на ней - небольшой выпуклый иероглиф пупка. Инсталяция была гениальной! Если уж ты находил этот пупок, то больше не спускал с него глаз, следовал за ним и глазами и сознанием. Такое я видел впервые... Разумеется, я мог бы его и не найти по невнимательности, ведь тоже все по стереотипам действуешь - грудь да задница (для этой цели, чтоб обратить внимание, служило как раз ее первоначальное ерзанье). Но как только мое внимание было остановлено, девица с достоинством замерла в наиболее выгодной позе, меняя ее с медлителльностью поворачивающейся витрины в ювелирном магазине, где лежат крупные бриллианты. Ну так, чтоб со всех сторон...

Было ясно, что меня удостоили пупка. Сочли достойным, чтоб ради меня устроить демонстрацию.. и я с радостью и удивлением внимал спектаклю... Девица меняла медленно позы, но все время так - ни единой ошибки - чтобы пупок находился в поле моего зрения. Иной раз она поднимала глаза поверх смартофона, контролируя - не отвлекся ли? Я не отвлекался, девица удовлетворенно продолжала медленные повороты.

Наконец ее вызвала медсестра к врачу... Я рефлекторно сглотнул пересохшим ртом... Ее это тоже, кажется, немного огорчило... Ведь приемная врача - удобней не придумаешь. В университете - там стол все закрывает, в метро - тоже не всегда выставишься, на улице при ходьбе - все неудобно. Только здесь - когда все долго сидят и смотрят друг на друга на удачном расстоянии - и не близко и не далеко.

Я подумал, что она так просто не уйдет, чтоб не поставить жирную точку в этом "театре одного пупка", и лучшше прям мне на лбу. Ага, ну встала, ну повернулась, здорово - теперь уже со всех сторон рассмотрел - действительно чудо! Можно полюбить человека за один только пупок. Но этого мало... Что еще сделает? Не может же просто так уйти, это еще не все. Точно....

Рядом со мной полка с книгами и журналами. Она подходит к ней (хотя надо уже идти к врачу), копается там немного и главное, ради чего был сделан этот выход - почти нависает надо мной своим божественным пупком. Мог бы даже укусить ежели бы захотел. Еще секунда - все, улыбается мне на прощанье, поворачивается задницей (тоже ничего) и исчезает вслед за сестрой.

Интересно бы знать - болезнь-то у нее какая-то была?

Если да, то догадываюсь даже какая :)
шарф

Эрекция нарастает, потенция увеличивается...

Вечерами в качалке я слушаю разные аудиокнижки. Сейчас увлечен записями передач по истории с радио "Эхо Москвы". Там две серии "Все так" и "Все не так". Ну, типа: "Вот именно так оно все и было!" и - "А было-то все совсем не так, как мы думали!" Слушаю с увлечением, приглашают докторов-профессоров, специалистов по разным эпохам и проблемам, и они увлеченно, на хорошем языке рассказывают. Тренировка пролетает незаметно.

Передача длится минут сорок, в середине выпуск новостей и две-три небольшие рекламки... Все это я слушаю. Реклама всегда на одну и ту же тему: рекламируют приборы и таблетки от простатита и импотениции.  Никакой другой рекламы я еще не слышал.

И вот слушаю я вчерась передачку о русском юродстве, как форме христианского подвижничества, профессор такой умный, книжку написал... русская духовность, святость, ее образы великие... Василий Блаженный... уничижение физическое, но духовная высота... царям правду глаголят, страха не ведая...

И тут вдруг передача прерывается на самой накальной ноте и слушаю такой текст: "Только у нас и только с чудодейственным прибором МАВИТ УЛП-01 "Пра" вы сможете избавиться от простатита навсегда! Уже одно-двухкратное применение прибора уменьшает опухоль предстательной железы, ОБЕСПЕЧИВАЕТ СТОЙКУЮ ЭРЕКЦИЮ и увеличение полового влечения и частоты половых актов до 7 раз в неделю... Только у нас и только с нами вы станете настоящим половым гигантом!"

Смысл всех реклам такой же, а приборы и таблетки бывают разные (а есть еще и разнообразные насадки).  Многие с очень поэтическими названиями: один только  МАВИТ УЛП-01 "Пра" чего стоит! Есть еще электростимулятор ЭСРВ-01, а также ЭСРВ-02 "Фрося". Или вот - чистая поэзия! - прибор с говорящим названием "Эретрон". Все приборы понятно куда вставляются.

Вот вам МАВИТ УПЛ-01 "Пра":

Вот этот продолговатый элемент и есть рабочий элемент, уже одно-двухкратное применение которого...

А вот чудодейственная Фрося:


А это "Эретрон", само название говорит за себя, гарантирует стойкую эрекцию на вечные времена. И уж совсем чудо - работает от вашей же энергии, никакой батарейки не надо, просто вставляешь и ждешь эффекта:




А что - правильно, ну кто еще будет слушать по радио исторические передачи, да еще и религиозного содержания - только полные ботаники и импотенты. Сидит такая толстозадая и толстомясая квашня в креслах, зад примерз, застой крови очевиден, импотенция и простатит уже в послеедней стадии... организм разлагается. Что еще делать как ни исторические передачи слушать, не еротические же... Аудитория выбрана идеально, ее портрет маркетологами составлен абсолютно верно. Не исключено, что цикл передач специально задумывался под продажу приборов.

А вот как бы выглядел идеальный образ мира по таланливому замыслу Эха Москвы совместно с урологическими-проктологическими клиниками:

Сидят толстозадые ботаники, систематические прогульзики физкультуры с юности с "Фросей" в заднице и, блаженно улыбаясь, слушают передачи про русскую духовность и вообще - про историю. А Фрося приятно стрекочет там в глубине... эрекция нарастает, потенция увелиивается, всем хорошо.

шарф

Третья грудь

55.29 КБ 


В Германии есть довольно значительная сфера нетрадиционной медицины. Официальной, но не традиционной, то есть той, что не оплачивается страховками.  Еще недавно, правда, кое-что из ее процедур даже и оплачивалось. Набор практик самый разнообразный: и  вполне традиционные, из арсенала обычной медицины, но еще не сертифицированные технологии, и вполне мракобесные способы.   Пользуется ею, как я заметил, чаще всего женщины и, как правило, не бедные, как самая внушаемая часть населения.

Collapse )