Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

шарф

Батальон в пустыне. СПб, Питер - моя новая книга

А вот, кстати, месяц назад вышла в Питере моя новая книга, я уже успел туда съездить на презентацию и гульбу - знакомство с питерскими фейсбучными друзьями и нефейсбучными тоже... Ужасающе гульнули!!! Перепечатываю здесь мой пост месячной давности из ФБ - о книге, о всяких недоразумениях:

А вот и книжонка моя новая подоспела - военных и полувоенных повестей и рассказов... Вышла в издательстве "Питер" в городе тоже Питер в популярной серии Дмитрия Пучкова "Разведдопрос". В продаже уже везде...
Ну, что сказать, работа издательства мне понравилась, редакторы высококлассные, стремительно решали все возникающие недоразумения. Название сборника придумать мне помогли (у меня было другое), им хотелось, чтоб сразу цепляло, я долго не сопротивлялся, подумал: хорошо уже, что не "Кровавый душман в смертельной пустыне" (а всего лишь батальон в пустыне и даже в несмертельной...), хотя все ваши пожелания по этому поводу я им передал )) Помните, я консультировался?

Но на обратной стороне глубоко поразила надпись "Книга содержит нецензурную брань" - и меня и моих зарубежных родственников, им пришлось перевести... Неаполитанскиих родственников охватил просто столбняк: это ж как надо было ругаться, чтоб даже на обложке об этом заранее предупреждали! Чтоб, наверное, несовершеннолетние девочки и беременные женщины к книге даже не подходили... Это тем более парадоксально, что, по ихнему разумению, русские вообще не умеют ругаться красиво и выразительно, не используют жесты и мимику, когда каждое слово сопровождается сложными телодвижениями, да и язык беден... вот то ли дело в неаполитанском языке - 38 синонимов одного только говна!
Я расстроился и за надпись, и за наш язык, тем более, что в контексте этого охватившего нас столбняка - было даже как-то стыдно уже признаться, что всех грязных ругательств в книге одно только слово "блядь". Да я от него-то уж и отказаться был готов, заменив на "твою мать" (как будто это чем-то лучше), что считается цензурным... Но меня, можно сказать, всей редакцией уговорили ничего не менять... Зато удостоили такой вот надписи, клейма 18 + и продажи в целлофане ))
Но в принципе, я не горюю: в целлофане так в целлофане, блядь так блядь... Тем более, что сказать по-честному, замена бляди на твою матерь серьезно бы скорректировала художественную концепцию книги, увела от главного )) Обложка красивая - черная, карта, письма, патроны, немного не хватает только кровавой разорванной тельняшки, а так все отлично!! Спасибо всем соучастникам!

Заказать ежли шо дешевше всего здесь:https://www.ozon.ru/context/detail/id/166094945/?stat=YW5fMQ%3D%3D

Или здесь: https://www.labirint.ru/books/733474/


шарф

Брянский философ из Трубчевска

У неаполитанской жены на экскурсии по Кельну русская группа: наармальные такие мужики из Брянской, Орловской, Курской губерний - сельскохозяйственные менеджеры, что-то тут высматривают, выискивают, покупают технику и технологии. Сельское хозяйство, говорят, оживилось. Все навеселе после обеда, часть пошла допивать самостоятельно, любознательные остались.

Встретили человеческим сочувствием, - рассказывает жена: " У вас здесь плохо, да? Из дому не выйти, на женщин мигранты нападают, дома жгут, бесчинствуют... Но ничё, не бойтесь, если вот щас во время экскурсии будут нападать, мы вас защитим, в обиду не дадим".

А потом всю экскурсию между делом оглядывались кругом, все искали мигрантов, а их как-то не густо. Так ни одного и не увидели. Зато увидели над одним из кабаков развевается пестрое знамя ЛГБТ. Мужики его опознали и накинулись с распросами. Ну, жена им разъяснила, что, мол, да - Кельн в этом отношении очень передовой город, здесь даже парад летом проводится, общественность гомосоциалистическая очень большая...
- Толерантность! - хмуро выругались мужики, при этом, чувствовалось, что слово "блять" они проглотили из вежливости.

Наконец, подошли к сувенирному киоску, там толпилась группа мелких латиноамериканцев. Один мужик почти обрадованно: "Ну, вот же - целая толпа мигрантов, и сувенирами интересуются, поди ж ты... За сувенирами сюда что ли приехали? А выдают себя за нищих..."
Жена разъясняет, что это не мигранты, а туристы.
- Тьфу, блин! Так где ж у вас тут мигранты-то, кто бузит, как по нашему телеку показывают? У нас их, наверное, в райцентре больше, чем здесь, - мужик разочарован.
- А вы откуда? - спрашивает жена.
- Да вы ж, наверное, не знаете, небольшой город на юго-западе от Москвы - Брянск.
- Хм, - усмехается жена, - почему ж не знаю, даже бывала там и еще в Трубчевске - в области...
- Ниче себе! Как же вас туда занесло - в Брянск, да еще в Трубчевск, это ж вообще у черта на куличках!?
- Я писала научную работу в университете про одного вашего известного брянского философа и поэта, он жил в Трубчевске, я туда ездила - посмотреть места. Невероятная природа, сопоставимая только с Южной Италией...
- Брянского философа? - у мужика удивленно вытягивается лицо. - Что за философ?
- Ну да, брянского или можно даже сказать - трубчевского... Но только вы, наверное, не знаете, - говорит жена.
- Да ладно, ну шо за философ-то? У нас культуру-то ой как берегут... Всех, кого надо, мы знаем, и на доски вешаем...
- Даниил Андреев.
- Ну, ни хрена себе - даже и не слыхал! - признается мужик и лицом, как рассказывает жена, выражает прямодушное восхищение...

Конец экскурсии вышел триумфальным. Сельскохозяйственные мужики очень высоко оценили степень проникновения моей жены в русскую культуру, хоть и философа этого никто больше не знал, а из знакомых философов все знали только Гегеля, его и назвали на всякий случай... Звали ее выпить вместе - за брянскую философию и международную солидарность, но она не пошла, поддержала словесно.

Кстати, еще жена с удивлением узнала от мужиков, что они очень радуются санкциям, и просят их не отменять еще хоть некоторое время... Щас вот технику закупят, технологии...

Ну, за брянскую философию!
шарф

Подлая древнегреческая жизнь

Почитываю тут одну старинную книжку Диоген Лаертский "Жизнь, учение и изречения мужей, прославившихся в философии". Последний раз читал ее еще студентом при изучении античной философии. Захватила и теперь.

Вот удивляет, с одной стороны - взлет мысли необыкновенный, с другой -- тяжелейшая жизнь была в древних Афинах, еда примитивная, гетеры, эпидемии, пьянство, все сплошь члены ЛГБТРД сообщества, войны бесконечные, медицина дикарская, даже смешно говорить... Редкий древний философ доживал до 50-ти, не говоря уж о 60-ти или 70-ти...

Все в основном умирали после 80-ти и 85-ти...


18ce6c9a41b70148328ff2c5676_prev
шарф

Едва не принял смерть от античного ботаника (философа)

Вчера в качалке - только лег под штангу, только что сорвал ее со стапелей и фиксировал на вытянутых руках... как в наушниках слышу вот такое (я всегда что-нибудь слушаю во время занятий, на этот раз античное):

"Упражняться, чтобы руки стали сильнее, плечи - шире, бока - крепче, это, Луцилий, занятие глупое и недостойное образованного человека. Сколько бы ни удалось тебе накопить жиру и нарастить мышц, все равно ты не сравняешься ни весом, ни силой с откормленным быком. К тому же груз плоти, вырастая, угнетает дух и лишает его подвижности. Поэтому, в чем можешь, притесняй тело и освобождай место для духа.

Много неприятного ждет тех, кто рьяно заботится о теле: во-первых, утомительные упражнения истощают ум и делают его неспособным к вниманию и к занятиям предметами более тонкими; во-вторых, обильная пища лишает его изощренности )."


Сенека, Письма к Луцилию, Письмо 15.

От смеха я едва не уронил штангу на грудь... Уронил-таки, но все же с тормозящим усилием, смягчил... А вот выжать обратно уже не смог... Пришлось звать на помощь пыхтящих рядом турецких качков. Что называется - брякнуть под руку. Надо переходить на слушание музыки или современных романов - они толстые и не смешные.

двое

бег
Типичный прогульщик физкультуры этот Сенека. Есть у него в этих Письмах где-то еще язвительное описание атлетов, занимающихся в палестре при термах, куда у него выходят окна...Видишь ли они ему думать, гаду, мешали... Место известное, часто цитируемое.

Ботаник хренов, чуть меня не погубил вчера...
шарф

Философия толпы и дивана

Появилось немного времени, освобожденного от газеты и стал я почитывать древних авторов, на современных быстро ломаюсь. Вот Сенека, Письма к Луцилию известные... Слушаю на пробежке, но иногда глазами...

Вот нашел в 8-м письме сразу два любезных соображения, например - одна из самых древних инвектив против попсы:

"Я кричу: "Избегайте всего, что любит толпа, что подбросил вам случай!"

То-то я думаю, отчего это я все время отстранялся от Булгакова, ну и иных имитаторов, получивших широкую популярность. Если нравится многим, значит есть здесь какая-то червоточина. Сия, даже не мысль, а, как мне теперь кажется, врожденный инстинкт отворачивал меня от увлечений разными вещами, от которых загораются глаза у населения - будь то футбол или спасение отечества. От попсы одним словом...

А вот с этой мыслью я шествую через жизнь, что иногда немного даже напрягало мои отношения с окружающими:

"Поверь мне (Луцилий), кто кажется бездельником, тот занят самыми важными делами, и божественными и человеческими вместе".

Приведу для параллели это: "Я постиг, что Путь Самурая – это смерть. В ситуации «или–или» без колебаний выбирай смерть. Это нетрудно. Исполнись решимости и действуй".
Бусидо. Хакагурэ.

Я бы вот только заменил здесь в японской цитате всего пару слов: "Я постиг, что Путь... (ну пусть будет "мудреца", что, видимо, и есть более точный перевод самурая на русский язык) есть - диван. В ситуации «или–или» без колебаний выбирай диван. Это нетрудно. Исполнись решимости и действуй".

У меня красивый красный диван, он моя родина. В ситуации "или-или" я всегда решительно выбирал именно его. И пусть мне только кто-то скажет, что я лентяй и не умею работать. Это вы все бездельники.

45.60 КБ
Я на родине под деревом
шарф

Холод и дождь - радость философов и поэтов

камни дождь

Люблю дождь и прохладную погоду и не люблю солнце. Только холод и дождь возвращает сознание человека к себе, позволяет сосредоточиться на собственном существовании и хоть впромельк охватить его в целостности, а не в постоянных противоречиях и мелочной суете. Именно холод и дождь добавляет человеку здравости, здравосмысленности. Хорошая погода рассредотачивает, это радость голозадых женщин и плейбоев (впрочем, надо признаться, и этим увлечениям было в жизни отдано немало сил и времени).

Только в холод и дождь, в порывах ветра тебе может быть коротко просверкнет смысл твоего существования как интенсивное переживание, как озарение. Потом правда снова затрется и забормочется. А в хорошую погоду - даже не надейся.
шарф

Переоценка прочитанного в юности

- Да и Розанов тоже, знаешь, такое дерьмо и соплеразжевыватель, который со страстью копается в отвратительном, вожделеет всяческих мочеполовых выделений и на этом основании делает свои почти космические обобщения... - рассуждал тут на днях в московском ресторане мой старинный приятель, с которым мы вместе в юности переели "русской философии" в подпольных ксероксах. Теперь, видимо, время от времени происходит фрагментарная переоценка прочитанного и пережитого... Эта мысь была и не особенно в контексте нашей ресторанной беседы (я только что слез с самолета: соленые грузди, водка, семга...), да и вообще немного неожиданна.

- Чего это вдруг? - спросил я, имея ввиду и поворот беседы и суть утверждения.

- А просто, сам подумай, не может же такому извращенцу, как Галковский, понравится что-нибудь стоящее..

Мысль показалась мне парадоксальной, но убедительной.