Category: философия

шарф

Брянский философ из Трубчевска

У неаполитанской жены на экскурсии по Кельну русская группа: наармальные такие мужики из Брянской, Орловской, Курской губерний - сельскохозяйственные менеджеры, что-то тут высматривают, выискивают, покупают технику и технологии. Сельское хозяйство, говорят, оживилось. Все навеселе после обеда, часть пошла допивать самостоятельно, любознательные остались.

Встретили человеческим сочувствием, - рассказывает жена: " У вас здесь плохо, да? Из дому не выйти, на женщин мигранты нападают, дома жгут, бесчинствуют... Но ничё, не бойтесь, если вот щас во время экскурсии будут нападать, мы вас защитим, в обиду не дадим".

А потом всю экскурсию между делом оглядывались кругом, все искали мигрантов, а их как-то не густо. Так ни одного и не увидели. Зато увидели над одним из кабаков развевается пестрое знамя ЛГБТ. Мужики его опознали и накинулись с распросами. Ну, жена им разъяснила, что, мол, да - Кельн в этом отношении очень передовой город, здесь даже парад летом проводится, общественность гомосоциалистическая очень большая...
- Толерантность! - хмуро выругались мужики, при этом, чувствовалось, что слово "блять" они проглотили из вежливости.

Наконец, подошли к сувенирному киоску, там толпилась группа мелких латиноамериканцев. Один мужик почти обрадованно: "Ну, вот же - целая толпа мигрантов, и сувенирами интересуются, поди ж ты... За сувенирами сюда что ли приехали? А выдают себя за нищих..."
Жена разъясняет, что это не мигранты, а туристы.
- Тьфу, блин! Так где ж у вас тут мигранты-то, кто бузит, как по нашему телеку показывают? У нас их, наверное, в райцентре больше, чем здесь, - мужик разочарован.
- А вы откуда? - спрашивает жена.
- Да вы ж, наверное, не знаете, небольшой город на юго-западе от Москвы - Брянск.
- Хм, - усмехается жена, - почему ж не знаю, даже бывала там и еще в Трубчевске - в области...
- Ниче себе! Как же вас туда занесло - в Брянск, да еще в Трубчевск, это ж вообще у черта на куличках!?
- Я писала научную работу в университете про одного вашего известного брянского философа и поэта, он жил в Трубчевске, я туда ездила - посмотреть места. Невероятная природа, сопоставимая только с Южной Италией...
- Брянского философа? - у мужика удивленно вытягивается лицо. - Что за философ?
- Ну да, брянского или можно даже сказать - трубчевского... Но только вы, наверное, не знаете, - говорит жена.
- Да ладно, ну шо за философ-то? У нас культуру-то ой как берегут... Всех, кого надо, мы знаем, и на доски вешаем...
- Даниил Андреев.
- Ну, ни хрена себе - даже и не слыхал! - признается мужик и лицом, как рассказывает жена, выражает прямодушное восхищение...

Конец экскурсии вышел триумфальным. Сельскохозяйственные мужики очень высоко оценили степень проникновения моей жены в русскую культуру, хоть и философа этого никто больше не знал, а из знакомых философов все знали только Гегеля, его и назвали на всякий случай... Звали ее выпить вместе - за брянскую философию и международную солидарность, но она не пошла, поддержала словесно.

Кстати, еще жена с удивлением узнала от мужиков, что они очень радуются санкциям, и просят их не отменять еще хоть некоторое время... Щас вот технику закупят, технологии...

Ну, за брянскую философию!
шарф

Подлая древнегреческая жизнь

Почитываю тут одну старинную книжку Диоген Лаертский "Жизнь, учение и изречения мужей, прославившихся в философии". Последний раз читал ее еще студентом при изучении античной философии. Захватила и теперь.

Вот удивляет, с одной стороны - взлет мысли необыкновенный, с другой -- тяжелейшая жизнь была в древних Афинах, еда примитивная, гетеры, эпидемии, пьянство, все сплошь члены ЛГБТРД сообщества, войны бесконечные, медицина дикарская, даже смешно говорить... Редкий древний философ доживал до 50-ти, не говоря уж о 60-ти или 70-ти...

Все в основном умирали после 80-ти и 85-ти...


18ce6c9a41b70148328ff2c5676_prev
шарф

Едва не принял смерть от античного ботаника (философа)

Вчера в качалке - только лег под штангу, только что сорвал ее со стапелей и фиксировал на вытянутых руках... как в наушниках слышу вот такое (я всегда что-нибудь слушаю во время занятий, на этот раз античное):

"Упражняться, чтобы руки стали сильнее, плечи - шире, бока - крепче, это, Луцилий, занятие глупое и недостойное образованного человека. Сколько бы ни удалось тебе накопить жиру и нарастить мышц, все равно ты не сравняешься ни весом, ни силой с откормленным быком. К тому же груз плоти, вырастая, угнетает дух и лишает его подвижности. Поэтому, в чем можешь, притесняй тело и освобождай место для духа.

Много неприятного ждет тех, кто рьяно заботится о теле: во-первых, утомительные упражнения истощают ум и делают его неспособным к вниманию и к занятиям предметами более тонкими; во-вторых, обильная пища лишает его изощренности )."


Сенека, Письма к Луцилию, Письмо 15.

От смеха я едва не уронил штангу на грудь... Уронил-таки, но все же с тормозящим усилием, смягчил... А вот выжать обратно уже не смог... Пришлось звать на помощь пыхтящих рядом турецких качков. Что называется - брякнуть под руку. Надо переходить на слушание музыки или современных романов - они толстые и не смешные.

двое

бег
Типичный прогульщик физкультуры этот Сенека. Есть у него в этих Письмах где-то еще язвительное описание атлетов, занимающихся в палестре при термах, куда у него выходят окна...Видишь ли они ему думать, гаду, мешали... Место известное, часто цитируемое.

Ботаник хренов, чуть меня не погубил вчера...
шарф

Холод и дождь - радость философов и поэтов

камни дождь

Люблю дождь и прохладную погоду и не люблю солнце. Только холод и дождь возвращает сознание человека к себе, позволяет сосредоточиться на собственном существовании и хоть впромельк охватить его в целостности, а не в постоянных противоречиях и мелочной суете. Именно холод и дождь добавляет человеку здравости, здравосмысленности. Хорошая погода рассредотачивает, это радость голозадых женщин и плейбоев (впрочем, надо признаться, и этим увлечениям было в жизни отдано немало сил и времени).

Только в холод и дождь, в порывах ветра тебе может быть коротко просверкнет смысл твоего существования как интенсивное переживание, как озарение. Потом правда снова затрется и забормочется. А в хорошую погоду - даже не надейся.
шарф

Переоценка прочитанного в юности

- Да и Розанов тоже, знаешь, такое дерьмо и соплеразжевыватель, который со страстью копается в отвратительном, вожделеет всяческих мочеполовых выделений и на этом основании делает свои почти космические обобщения... - рассуждал тут на днях в московском ресторане мой старинный приятель, с которым мы вместе в юности переели "русской философии" в подпольных ксероксах. Теперь, видимо, время от времени происходит фрагментарная переоценка прочитанного и пережитого... Эта мысь была и не особенно в контексте нашей ресторанной беседы (я только что слез с самолета: соленые грузди, водка, семга...), да и вообще немного неожиданна.

- Чего это вдруг? - спросил я, имея ввиду и поворот беседы и суть утверждения.

- А просто, сам подумай, не может же такому извращенцу, как Галковский, понравится что-нибудь стоящее..

Мысль показалась мне парадоксальной, но убедительной.